620014 г. Екатеринбург
ул. Московская, д. 29
тел. +7 (343) 371-45-36

Новости

07 Декабря 2016

Россия старается сохранить технологический и финансовый суверенитет

МОСКВА. Президент страны Владимир Путин обсудил с членами Совбеза проект «Стратегии экономической безопасности». Основные угрозы этой безопасности, судя по нашей истории, создают сами же российские власти. Не смогли провести реформы – угодили в дефолт и кабалу МВФ. Поверили в дорогую нефть, проспали сланцевую революцию – получили нынешний кризис. Экономили на разработках – упали в технологическую отсталость.

Критерием экономической безопасности на совещании назвали сохранение суверенитета в финансовой, технологической и экономической сферах. Однако есть ли сегодня у России этот финансовый и технологический суверенитет – не уточнялось.

«Мы видим глубокие масштабные процессы, которые происходят в мире: формируются новые центры мирового экономического роста; с каждым годом возрастает конкуренция за рынки, технологии, капиталы… Мы должны учитывать эти тенденции, превентивно реагировать на риски и угрозы. При этом наш главный, фундаментальный ответ заключается в том, чтобы наращивать свой собственный экономический потенциал. Не закрываться при этом от мировой экономики, а повышать свою эффективность. Это даст нам ресурсы для развития, для решения социальных задач, позволит надежно, гарантированно обеспечивать национальные интересы и безопасность страны», – заявил В.Путин.

Из его дальнейших слов следовало, что прошлая экономическая политика властей была правильной и не угрожала экономической безопасности. А если это так, то и менять особенно ничего не надо.

«Надо выйти на темпы экономического роста выше мировых... Но мы также понимаем, что происходит в мировой экономике, в нашей, и должны соответствующим образом корректировать свои планы... Нужно выйти на темпы роста выше мировых уже на рубеже 2019–2020 годов», – повторил президент свой призыв, прозвучавший в недавнем Послании Федеральному собранию. «В основе такого роста должна быть глобальная конкурентоспособность наших отраслей экономики и компаний, делового климата, государственного управления, науки, системы образования», – пояснил В.Путин.

Выходит, всего за три года все вокруг нас должно приобрести глобальную конкурентоспособность. Цель замечательная. Но она не вполне согласуется с утвержденным трехлетним бюджетом, который эксперты называют «бюджетом заморозки» или даже «бюджетом стагнации». Выходит, одной рукой власти требуют ускоренного развития, а другой – перекрывают для этого почти все возможности.

Наличие собственных уникальных технологий становится одним из важнейших факторов обеспечения суверенитета, напомнил президент. «Для повышения конкурентоспособности наших гражданских отраслей следует использовать и научно-технический потенциал оборонно-промышленного комплекса», – поставил задачу Путин. «Необходимо продолжать работу по формированию благоприятного инвестиционного климата, делового климата… Нужно в конце концов добиться, чтобы наши крупнейшие компании не уходили в иностранную юрисдикцию», – потребовал В.Путин.

«Особое внимание нам надо уделить сбалансированному пространственному развитию территорий… Именно в этой логике мы ведем работу по подъему и освоению Дальнего Востока», – подтвердил свои прошлые решения президент. «Важнейшее условие поступательного развития – это макроэкономическая стабильность. Рассчитываю, что правительство, Банк России будут и дальше уделять особое внимание обеспечению устойчивости финансовой, банковской системы страны, повышению доступности кредитных ресурсов для реального сектора экономики», – расставил акценты президент.

КОММЕНТАРИЙ:

 В России, похоже, наступило время доктрин и концепций. 30 ноября Владимир Путин подписал Концепцию внешней политики. 6 декабря была опубликована Доктрина информационной безопасности. 7 декабря В.Путин встречался с Советом безопасности, и на этот раз речь шла об экономической безопасности. Ожидается, что к весне 2017 года можно будет ознакомиться с еще одним, экономическим программным документом.

Доктрину информационной безопасности подготовил сам Совбез, следуя апрельскому поручению В.Путина. Но и при чтении Концепции внешней политики создается впечатление, что ее писали те же люди или, по меньшей мере, она была ими вдохновлена. Те же громоздкие и безжизненные формулировки, те же представления о том, что международные отношения, как и информационная сфера, являются полем битвы между Западом и альтернативными центрами силы и влияния. Другими словами, Совет безопасности становится чем-то вроде мозгового центра, организации, определяющей язык и мировидение российской власти.

В документах нет главного – человека, в интересах которого государство осуществляет свою политику. Точнее, такой человек есть, но его портрет – карикатура: это существо с хрупкой психикой, ценности которого легко размыть, если не вмешаются власть, Совбез, специальные службы и уполномоченные органы. При этом нет российских предпринимателей за границей, осязаемые, а не фантомно-геополитические интересы которых, кажется, должен защищать МИД. Нет отношения к российской молодежи, живущей в соответствии с требованиями эпохи доступной информации, как к взрослым и сознательным людям, способным распоряжаться собственным умом.

Для авторов и составителей концептуальных и доктринальных документов международные связи или информационная сфера – это в первую очередь зона тревоги, опасности, а не зона возможностей. Это консерватизм, возведенный в квадрат и дополнительно помноженный на конфронтационную картину мира.

Нет сомнений, что и условная доктрина (или концепция) экономической безопасности будет выдержана в том же духе. Окажется, что новые технологии нужны нам не для того, чтобы повысить уровень жизни граждан, а для того, чтобы Запад не мог воспользоваться нашей нехваткой для давления и диктата, не имел возможности нас шантажировать. Выяснится, что российские производители продовольствия должны выигрывать конкуренцию у иностранцев прежде всего потому, что стране необходимо обезопасить себя от импортозависимости, а не потому, что доступная и качественная продукция сама по себе является благом. Такими, в частности, могут быть положения доктрины, это вполне соответствует представлениям людей, которые ее будут готовить.

Президент России, являющийся центральным элементом системы власти и главным, самым узнаваемым политиком в стране, де-факто действует в условиях двуязычия. Одна группа приближенных чиновников пишет ему Послание Федеральному собранию, из которого следует, что государство все прекрасно понимает – и про бизнес, и про конкуренцию, и про экономическое отставание, и про Россию как участника глобальных экономических процессов. Другая группа сочиняет концепции безопасности, которые призывают страну к закрытости и недоверию ко всему миру. Президент их подписывает, следовательно, он и публично должен использовать эту логику, лексику, риторику. В итоге становится сложно понять, чего же в действительности хочет власть, которой, с одной стороны, советует А.Кудрин, а с другой – Н.Патрушев.

Все публикуемые концепции и доктрины призваны ответить на вызовы XXI века. Но все их ответы – родом из советского прошлого, приблизительно из 70-х годов XX столетия, когда идея осажденной крепости считалась адекватной действительности. Впрочем, российская власть утверждает, что не мы возвращаемся во времена холодной войны, а нас туда возвращают.    

Источник: «Независимая газета»           

Календарь новостей

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      
Поиск по новостям
© 2006 — 2007 Институт экономики Уральского отделения Российской академии наук

г. Екатеринбург
ул. Московская, д. 29

+7 (343) 371-45-36