620014 г. Екатеринбург
ул. Московская, д. 29
тел. +7 (343) 371-45-36

Новости

05 Декабря 2016

Инфляционная мечта Эльвиры Набиуллиной далека от реальности

МОСКВА. Центробанк провозгласил малодостижимую цель по инфляции (4%), которую Минфин затем заложил в бюджетные расчеты. Однако авторитетная Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) считает, что ни о каких 4% инфляции в ближайшие два года не может быть и речи. А прогнозисты, опрошенные Высшей школой экономики (ВШЭ), уверены, что инфляция в России вплоть до 2022 года не опустится до 4%. Опросы населения сигнализируют о новых скачках продуктовых цен, которые пока не отражены в полной мере в статистике Росстата.

В России начался новый виток роста цен на продукты питания. Две трети (66%) из 1600 граждан, опрошенных в октябре Всероссийским центром изучения общественного мнения (ВЦИОМ), заметили в течение последних нескольких месяцев рост цен на мясо и мясопродукты. Из них 25% назвали удорожание существенным. Аналогичная ситуация с овощами и фруктами: 65% респондентов увидели рост цен, 25% называют его значительным.

Также, судя по опросу, подскочили цены на молоко и молочную продукцию, об их удорожании говорят 63% респондентов. Рост цен на хлеб и хлебобулочные изделия зафиксировали 52% участников опроса. Про подорожание сахара, крупы и макарон сказали почти 50% респондентов.

Росстат настроен более оптимистично, чем россияне. Так, официальная статистика не фиксирует скачка цен на мясо, овощи и фрукты. Если верить Росстату, то мясо и птица подорожали в октябре лишь на 0,2% по отношению к октябрю 2015-го, а плодоовощная продукция – на 1,5%.

Ближе к ощущениям россиян оказались данные по другим продуктам. Росстат сообщает, что молоко и молочная продукция подорожали в октябре по сравнению с тем же месяцем прошлого года почти на 9%, причем масло сливочное подорожало на 14%. Крупа и бобовые стали дороже почти на 9%, макаронные изделия – на 5%, хлеб и хлебобулочные изделия – примерно на 7%.

Специалисты Минэкономразвития вчера пояснили в своем мониторинге, что «основной вклад в инфляцию октября внесло удорожание продовольственных товаров, в основном за счет сезонного возобновления роста цен на плодоовощную продукцию». Они обращают внимание: «В годовом выражении инфляция продолжает снижаться – до 6,1% с 6,4% в сентябре, чему способствуют низкий рост потребительских цен в текущем году и высокая база предыдущего года». Также можно вспомнить, что в октябре прошлого года годовая инфляция в России приближалась к 16%.

Во ВЦИОМе подчеркивают, что если сравнивать текущие оценки россиян с прошлогодними, то можно увидеть ослабление инфляционного давления. «Год назад темп инфляции, по оценкам россиян, занимающихся покупками продуктов, был намного выше», – сообщают социологи.

Однако, несмотря на общую тенденцию замедления роста цен, поставленная Центробанком (ЦБ) цель все равно остается недостижимой. Ведомство Эльвиры Набиуллиной планировало снизить в 2017 году инфляцию до 4%. Затем этот ориентир был заложен в проект федерального бюджета на ближайшую трехлетку.

Пока что экспертные оценки не подтверждают таких надежд Центробанка и правительства. ОЭСР вчера обнародовала прогноз для российской экономики, из которого следует, что вплоть до 2018-го инфляция в России не опустится ниже 4%. По итогам 2016 года специалисты ОЭСР ожидают инфляцию в РФ на уровне 7,2%, в 2017-м она составит 5,9%, в 2018-м – 5%. При этом в ОЭСР даже хвалят действующее руководство ЦБ за денежно-кредитную политику, которая помогла «успешно сбить инфляцию».

Между тем ОЭСР довольно оптимистично смотрит на перспективы российского ВВП. По оценкам организации, после снижения на 0,8% в 2016 году экономика России начнет расти: на 0,8% в 2017-м и на 1% в 2018-м.

К похожим выводам приходят и в других аналитических организациях. Центр развития ВШЭ провел в начале ноября очередной квартальный опрос профессиональных прогнозистов о перспективах российской экономики, в нем приняли участие 26 экспертов из РФ и других стран.

«В отношении перспектив достижения инфляционной цели Банка России эксперты остаются умеренными пессимистами. Пессимистами – потому что даже на 2022 год консенсус-прогноз индекса потребительских цен превышает целевые 4%. А умеренными – потому что уже с 2018 года он оказывается ниже 5%», – говорится в докладе Центра развития.

«Абсолютно все прогнозисты ожидают снижения ВВП в текущем году, причем консенсус-прогноз предполагает, что в конце года сохранятся те же темпы, что и в первые три квартала, – спад на 0,7% в годовом выражении. А вот в следующем году почти все эксперты ожидают возобновления роста, хотя и весьма умеренного», – комментирует опрос прогнозистов замдиректора Центра развития Сергей Смирнов. 

Если говорить о более отдаленных перспективах экономики страны, то консенсус-прогноз предполагает «среднегодовой прирост ВВП примерно на 2% с начала 2020-х». И как замечает С.Смирнов, «только самые отъявленные оптимисты прогнозируют ускорение роста до 3% в год».   

КСТАТИ:

Почти две трети россиян называют здравоохранение одним из главных приоритетов для государственных расходов. Но у Правительства РФ прямо противоположный курс – оно запланировало сократить федеральное финансирование медицины почти в полтора раза. Различия позиции властей и населения по отношению к другим бюджетным приоритетам не столь различны, подтверждают последние опросы Левада-Центра.

Левада-Центр проводит регулярные опросы граждан о приоритетах бюджетной политики. Для этого респондентам предлагалось составить список ответов на вопрос: «Какие статьи государственного бюджета России должны финансироваться в первую очередь?» 

Безусловным многолетним лидером в списке приоритетов общества остается здравоохранение. Первым приоритетом сегодня его считают 63% россиян. Это даже больше, чем в прошлые годы. То есть потребность финансирования медицины, по мнению граждан, увеличивается, а не сокращается.

Но правительство действует вопреки общественному мнению. В трехлетнем бюджете на 2017–2019 годы федеральные расходы на здравоохранение снижаются с 0,6% ВВП в 2016 году до 0,4% ВВП в последующие три года. Падает доля федеральных расходов на здравоохранение и в долях всех госрасходов: с 2,8% в 2016 году до 2,3% к 2019-му. Такие расчеты приводит Институт Гайдара. 

Опросы Левада-Центра показывают, что значимость конкретных бюджетных статей в глазах населения может с годами меняться. Так, в 2000 году за приоритет финансирования здравоохранения тоже выступало большинство россиян, но голосов было меньше – 56%.

В начале путинского правления последовательность народных бюджетных приоритетов заметно отличалась от сегодняшней. В 2000 году финансирование образования и поддержка промышленности стояли на втором месте по важности (об этом говорили 51% респондентов). Следом шли бюджетная помощь сельскому хозяйству (50%), социальные расходы (47%) и на оборону (39%).

Резко за эти три пятилетия изменились позиции шести статей. Если раньше за исследования космоса голосовали только 3%, то в 2016-м – уже 11%, научные исследования выросли с 13 до 21%, а за первоочередную финансовую помощь регионам стали голосовать не 9, а 17%. А вот правоохранительная деятельность и обеспечение безопасности государства, судебная система, госуправление и местное самоуправление потеряли в поддержке общественного мнения. Правоохранительная деятельность упала с 26 до 11%, бюджетное финансирование судебной системы стали поддерживать не 13, а 5%, госуправление на всех уровнях потеряло 7%, упав с 10 до 3%.

В целом сохранили свои позиции, оставшись на уровне около 20% транспорт, дорожное хозяйство, связь и информатика, научные исследования и содействие научно-техническому прогрессу, охрана окружающей среды и природных ресурсов, картография, геодезия, культура, кинематография,  ликвидация ЧС и стихийных бедствий.

Наименее важными статьями расходов бюджета жители России считают обслуживание госдолга (4%), государственные СМИ (4%), а также госуправление и местное самоуправление (3%).

Чаяния граждан, однако, не во всем совпадают с приоритетами, расставленными правительством в проекте бюджета на 2017–2019 годы, который уже утвержден Госдумой в первом чтении. При этом структура расходов федерального бюджета в последние годы заметно менялась. Расходы росли только по трем направлениям – национальная оборона, социальная политика, обслуживание долга. «Среди стран, не находящихся в состоянии войны, Россия – один из рекордсменов по величине расходов на оборону», – указывают в Институте Гайдара. Расходы на пенсии устойчиво растут, и без пенсионной реформы этот тренд в ближайшие годы едва ли изменится.

Хотя почти половина граждан считает расходы на образование приоритетными, правительство планирует их сокращение. Бюджетом предусмотрено продолжение сокращения расходов на образование с 3,7% от ВВП в 2016 году до 3,6% в 2017-м и 3,5% в 2019 году, пишут эксперты Центра развития Высшей школы экономики. Получается, что затраты на образование в нашей стране сместятся от уровней, характерных для развитых стран (4,5% ВВП в среднем по Организации экономического сотрудничества), к уровням, характерным для развивающихся стран, замечает Центр развития.

«В иерархии статей бюджета по масштабам выделенных денежных сумм здравоохранение занимает лишь седьмое место, а расходы на развитие физкультуры и спорта даже не входят в первую десятку, – сказал управляющий партнер Kirikov Group Даниил Кириков. – В условиях продолжающейся рецессии власти вынуждены наращивать объем средств, затрачиваемых на стабилизацию экономики и социальные трансферты населению, реальные доходы которого падают 24 месяца. В то же время наличие внешних угроз вынуждает вливать значительные средства в Вооруженные силы. В условиях, когда дефицит бюджета превысил 3% ВВП, подобные манипуляции возможны лишь за счет перераспределения денег, выделенных в пользу иных отраслей. И одним из основных «доноров» в данном случае стала именно система здравоохранения», – считает Д.Кириков.

«Интересы власти и населения редко совпадают. Поэтому не стоит удивляться, что реальные расходы бюджета не будут отражать предпочтения населения, – полагает ведущий аналитик компании TeleTrade Александр Егоров. – Связано это не столько и не только с тем, что власть хочет себе кусочек пожирнее (хотя и это тоже), но и с вопросами глобальной политики, внешней и внутренней безопасности и реализацией приоритетных национальных проектов. А с учетом того, что бюджет окончательно утверждается Госдумой, депутаты которой выбирались общенародным голосованием, то тут уж, как говорится, – за что боролись, на то и напоролись».

«Население пока не готово смириться с мыслью, что государственные приоритеты теперь выражаются не в объемах увеличения финансирования, а в объемах снижения реальных расходов по направлениям бюджетной политики. И тут надо отдать должное правительству, которое оставляет главным приоритетом социальную политику – пенсии, пособия, зарплаты бюджетников, – сказал завкафедрой финансового менеджмента Российского экономического университета им. Плеханова Константин Ордов. – К сожалению, у сограждан отсутствует четкое понимание того, что расходы на образование, медицину, физкультуру и т.п. финансируются государством не из своего кармана, а из нашего, поэтому стоит бояться своих желаний, так как в текущей ситуации они могут привести только к сокращению зарплат, безработице и катастрофическому снижению уровня жизни. Главный потенциал кроется в эффективности расходов и качестве услуг, а это к приоритетам государства никак не относится, поэтому все остальное не сможет дать нам поводов для оптимизма».        

Источник: «Независимая газета»

Календарь новостей

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      
Поиск по новостям
© 2006 — 2007 Институт экономики Уральского отделения Российской академии наук

г. Екатеринбург
ул. Московская, д. 29

+7 (343) 371-45-36