620014 г. Екатеринбург
ул. Московская, д. 29
тел. +7 (343) 371-45-36

Новости

17 Ноября 2016

Традиционные источники роста перестают работать

МОСКВА. Прогнозы, особенно в экономике – занятие зачастую неблагодарное. С одной стороны, слишком много факторов приходится учитывать, в том числе и плохо предсказуемых. С другой – слишком многие считают себя экспертами и вбрасывают в прессу скорее свое мнение, чем научно обоснованные варианты будущего. За примерами далеко ходить не надо.

Не так давно руководитель крупнейшего банка страны прогнозировал истощение российских запасов углеводородов, а бывший министр финансов утверждал, что у нынешних правительственных чиновников нет понимания того, что «мы перешли в другую реальность». В качестве примера отсутствия такого понимания Алексей Кудрин привел известный прогноз Минэкономразвития о стагнации развития страны вплоть до 2035 года, когда темпы роста экономики якобы не превысят 1% в год.

Чтобы избежать крайних оценок, один из ведущих исследовательских центров страны – Институт энергетических исследований (ИНЭИ РАН) на днях представил общественности «Прогноз развития энергетики мира и России до 2040 года» в нескольких сценариях: вероятный, благоприятный и критический. Напомним, что речь в сценариях идет, прежде всего, о мировой экономике и критический вариант обусловлен ее затяжным экономическим спадом.

Что касается России, то главным во всех трех вариантах является констатация, что топливно-энергетический комплекс (ТЭК) перестал быть главным фактором экономического развития России. Вклад ТЭКа в ВВП России, составлявший в 2015 году 31%, в любых вариантах к 2040 году будет колебаться от 13 до 15%. А доля энергетических ресурсов в выручке от общего экспорта товаров, составлявшая в 2015 году 56%, упадет более чем вдвое. Это связано с тем, что изменившаяся конъюнктура мировых энергетических рынков не позволяет наращивать экспорт энергоресурсов так, как это происходило в первом десятилетии этого века: он будет либо стабилизироваться или даже сокращаться, либо, в самом благоприятном случае, вырастет на 10% к 2040 году.

Снижение суммарного экспорта в вероятном и в критическом сценариях к концу рассматриваемого периода в первую очередь обусловлено сокращением объемов экспорта нефти, и даже в большей мере нефтепродуктов, на внешние рынки. Причем складывающаяся ситуация будет связана с затяжным дисбалансом спроса и предложения на нефтяном рынке и опытом «ценовых шоков» прошлых периодов. По мнению экспертов института, эти обстоятельства показывают, что вряд ли стоит ожидать существенного роста цен на нефть до 2020 года. Правда, цены на нефть вряд ли будут опускаться ниже 55 долл. за баррель в 2020 году (в критическом варианте) с постепенным ростом до отметки 100 долл. к 2040 году.

Однако российский ТЭК, даже наращивая абсолютные объемы производства, уже будет не в состоянии обеспечивать роль основного драйвера экономического роста. России придется искать новые источники экономического роста. Резервы в этом отношении имеются. Среди них – наука. В России пока расходы на науку в ВВП составляют, по данным 2010 года, 1,16%, а сейчас, как утверждает президент Российской академии наук Владимир Фортов, даже меньше 1%. А как известно, уровень расходов на науку в ВВП менее 2% обрекает страны на тотальное технологическое отставание.

У России есть выбор навсегда остаться в мировой науке на вторых (или даже третьих) ролях или превратить науку в драйвер экономического развития страны. И пусть специфической российской проблемой является то, что в отличие от промышленно развитых стран мира крупный бизнес не инвестирует в науку и вся нагрузка (а это, по некоторым данным, 80%) ложится на государство. Именно государство должно на законодательном уровне заинтересовать предпринимателей в долгосрочной перспективе научных инвестиций и дать им на этот счет необходимые гарантии.         

КОММЕНТАРИЙ:

Центробанк отрапортовал, что за 10 месяцев при его неустанной работе отток капитала из Российской Федерации снизился аж в 5 раз. То есть с января по октябрь 2016 г. из экономики вывели "всего" $10,4 млрд. Соответственно, в прошлом году за эти же 10 месяцев отток был равен $48,1 млрд.

"Чистый вывоз частного капитала, по оценке, уменьшился пятикратно до 10,4 миллиарда долларов США. В отличие от прошлого года, когда основным компонентом чистого вывоза являлось погашение внешнего долга банками, в январе-октябре 2016 года существенным фактором стало наращивание иностранных финансовых активов прочими секторами", - отметили в ЦБ. К этому же присоединился и Минэкономразвития, напомнив, что такие показатели вписываются в прогнозы по программе "базовый плюс". Однако ни регулятор, ни МЭР к этому снижению оттока отношения не имеют. Более того, пока они хвалятся понижением вывода средств, в экономике некоторые показатели приближаются к тем, что были в последние годы СССР. Об этом рассказал независимый экономист Александр Одинцов.

Вопрос: Центробанк заявляет, что отток капитала из России за 10 месяцев снизился в 5 раз – так ли это в действительности? И что этому поспособствовало?

Александр Одинцов: Действительно, отток капитала несколько сократился, но это связано, прежде всего, с тем, что все-таки прибыли падают. И плюс внешняя обстановка становится рискованной с точки зрения перевода капитала за границу. Это все способствует тому, что отток капитала падает. То есть основных причин две - падение прибылей и сложная международная обстановка. Но сейчас с избранием Трампа второй фактор может быть нивелирован. Возможно, в отношениях будет какое-то потепление, нужно будет наблюдать за тенденцией. Но в текущей ситуации действительно очевиден факт – отток капитала снизился.

Вопрос: Таким образом, улучшение отношений с США приведет к увеличению оттока или снижению?

Александр Одинцов: Любые явления, которые связаны с улучшением глобализационного климата, конечно, будут приводить к оттоку капитала. Но в связи с тем, что сейчас прибыли не столь незначительные, то, соответственно, и выводить особенно нечего. Насколько я понимаю, никаких целенаправленных мер по ограничению вывоза капитала не вводилось. Это вообще-то компетенция Центробанка, и он никаких мер не вводил, валютное законодательство у нас за отчетный период не менялось.

Просто сейчас многие опасаются, что деньги, которые можно вывести, в связи с конфликтами могут быть потеряны. Это работает, но говорить, что это целенаправленная заслуга власти, я бы не стал. У Банка России любые разговоры об ограничении вывода капитала - как красная тряпка.

Вопрос: Тогда как Кремль оказывает влияние на отток? И оказывает ли?

Александр Одинцов: В Кремле понимают проблему. Они проводят целенаправленную политику по возвращению элит на родину. Началось все с ограничения туристических поездок для работников силовых ведомств, потом рекомендовали вернуться детям, если они учатся за границей. То есть Кремль понимает, что с людьми, которые здесь работают, здесь зарабатывают, а туда вывозят - с ними никакой каши не сваришь.

Даже Бжезинский на эту тему говорил, что если деньги элит лежат у нас, то вы еще разберитесь, чья это элита – ваша или наша. Поэтому вот эти меры – целенаправленные, и они косвенно создают предпосылки для снижения оттока. Потому что если элита начинает понимать, что "наверху" не рады такому положению дел, то это косвенно работает на снижение оттока. Но пока только косвенно.

Вопрос: В прошлом году причиной оттока ЦБ назвал погашение внешних долгов банками. А в этом - наращивание финансовых активов. В чем "подвох", в этом году долги стали меньше?

Александр Одинцов: Отток капитала состоит из вывоза прибыли и уплаты внешнего долга. У нас очень много иностранных компаний, которые являются резидентами Российской Федерации, но прибыли они, естественно, выводят за границу. Устранить этот компонент оттока крайне сложно. Другое дело – когда уже наши компании выводят свои прибыли. И еще тут же добавляется компонент покупки инвестиций за границей, рост активов. В сложившейся ситуации делать инвестиции в Европу или Америку нашим предпринимателям достаточно рискованно, поэтому они увеличивать отток чистых активов за границу не будут.

Что касается погашения внешнего долга - это прямой компонент вывода капитала, потому что валюта в чистом виде уходит за границу. Пик выплат был в прошлом году, сейчас выплаты немного уменьшились, но внешний долг не на много упал, он по-прежнему достаточно большой. И была тенденция некоторое время назад, что он опять вырос. Поэтому учитывая, что долг у нас по-прежнему большой, ожидать очень сильного падения оттока капитала от компонента погашения внешнего долга, думаю, преждевременно.

Вопрос: Есть ли какие-то внешнеполитические, экономические факторы, которые могут повлиять на ситуацию?

Александр Одинцов: Я очень опасаюсь, что если сейчас с Трампом мы договоримся, допустим, с нас снимут санкции по внешнему кредитованию - то мы можем опять начать наращивать внешний долг. Внешние заимствования — это своеобразная "пирамида". Многие компании достаточно сильно закредитованы, это типичная долговая удавка - влезать в нее категорически нельзя. Я считаю, что на законодательном уровне государство должно строго ограничить объем внешнего долга, потому что ни для кого не секрет, что очень значительная часть внешнего долга - порядка 50% - имеют именно государственные компании и банки, в том числе и крупные нефтяные компании.

Более того, если посмотреть глобально с тех времен, когда были "тучные годы", у нас экспорт немного сократился. Есть соотношение внешнего долга к экспорту - оно сейчас далеко не самое хорошее, показатели приближаются к тем, что были в СССР в последние годы. Сейчас ситуация не настолько плохая, понятно, что мы не обанкротимся, но все-таки эти показатели говорят о больших рисках для нас.

Вопрос: А как обстоят дела с мировой экономикой?

Александр Одинцов: Мировая экономика, если посмотреть на тренды, немного улучшается. Мы в начале этого года все-таки прошли минимум, сейчас есть положительная тенденция. Есть явно позитивные явления при всех проблемах, самое главное, что у Китая и Америки, а это две ведущие экономики мира, стал, наконец, расти объем экспорта и импорта. И самый важный индикатор - это индекс Блумберга. Он с начала года вырос, это говорит о том, что есть какие-то признаки для оживления.

Но с другой стороны есть такой фактор, который никто не отменял - периодические кризисы, примерно раз в 8 лет. В принципе, американцы регулируют свои фондовые рынки, но такие кризисы происходят. У нас последний раз был в 2008 г. - прибавьте 8 лет - вот, 2016-2017.

Вопрос: Центробанк отчитался по оттоку капитала за 10 месяцев, а до конца года эти показатели могут кардинально измениться?

Александр Одинцов: Как правило, на конец года есть какие-то выплаты, я думаю, что, может быть, еще показатель скакнет немного, но, понятное дело, таких величин, как раньше, в этом году не будет. Нужно смотреть, как эти процессы поведут себя в следующем году.

Источники: «Независимая газета», НаканунеРУ

Календарь новостей

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      
Поиск по новостям
© 2006 — 2007 Институт экономики Уральского отделения Российской академии наук

г. Екатеринбург
ул. Московская, д. 29

+7 (343) 371-45-36