620014 г. Екатеринбург
ул. Московская, д. 29
тел. +7 (343) 371-45-36

Новости

23 Июня 2016

Почему Центробанк не может повлиять на смягчение кредитной политики?

ЕКАТЕРИНБУРГ. На прошлой неделе Центральный банк России объявил о снижении ключевой ставки на 0,5%. Однако пока эта хорошая вроде бы для Свердловской области новость практической пользы не принесла. Притока инвестиций промышленные предприятия не ощутили.

Ждали и дождались

Данное снижение было и ожидаемым, и прогнозируемым. Об этом, в частности, говорил директор филиала «БКС Премьер» в Екатеринбурге Константин Ванеев. И его прогноз воспроизвело интернет-агентство JustMedia. «С начала года инфляция составила 2,9%, и это почти в три раза ниже темпов роста цен в аналогичном периоде прошлого года (8,3%). Всплеска роста цен в мае, которого опасались в ЦБ, не произошло, — отмечал эксперт. — В текущих условиях символическое понижение ставки не окажет давления на стабильность макроэкономической ситуации, но при этом обеспечит дополнительные стимулы коммерческим банкам смягчить свою кредитную политику, что в перспективе должно поддержать инвестиции и ускорить возвращение экономики к росту».

Прогноз, в общем-то, подтвердился, но и все те риски, которые не позволяли Центробанку РФ решиться на снижение ставки раньше, остались.

Не добавилось, в частности, определенности с ценами на нефть: то ли они снизятся, то ли вырастут. Непонятно также, какой будет бюджетная политика — смягчится или ужесточится. С одной стороны, Алексея Кудрина возвысили и поручили ему разрабатывать Стратегию выхода из кризиса, а он за сокращение бюджетных расходов. С другой — советник президента по экономике академик Сергей Глазьев вкупе со «Столыпинским клубом» настоятельно рекомендует напечатать побольше денег и дать их промпредприятиям в качестве инвестиций.

Хоть спад и замедляется, но признаки роста пока по-прежнему только в малозначащих отраслях вроде производства одежды. И уж если в ЦБ видят какое-то оживление экономики, то почему снизили ставку на такую мизерную величину — всего на 0,5%? Ведь согласно озвученному ими базовому прогнозу по инфляции ставку можно было снизить сразу на 2%. Или же Банк России не уверен в собственном прогнозе из-за наличия в нем неких не видимых другими подводных камней? То есть напустили тумана, хотя, наоборот, должны были развеять его.

По большому счету не имеет значения, какая ключевая ставка будет установлена, говорит поработавший в свое время в ЦБ его зампредом Сергей Алексашенко, а теперь один из самых авторитетных отечественных аналитиков. «Сегодня в России ставка ЦБ не работает просто потому, что банки не берут деньги взаймы у ЦБ. Вернее, сам ЦБ не считает нужным давать банкам кредиты, контролируя их выдачу в ручном режиме, — излагает точку зрения С. Алексашенко «Коммерсант». — Проводя свои кредитные аукционы, Центробанк каждый раз снижает общие лимиты кредитования; в итоге с начала прошлого, 2015 года задолженность банков по кредитам, полученным от Банка России, сократилась почти в 10 раз. А в условиях грядущего профицита ликвидности работающей ставкой должна стать депозитная, которая сегодня составляет 9,5%». Отсюда следует, что коммерческие банки могут без опасений брать у граждан деньги под 6—7% годовых. После чего сдавать их на хранение в Центробанк и без проблем жить на процентную разницу, не заморачиваясь рисками.

Картотека заедает

Есть еще одна причина, из-за которой снижение ключевой ставки ЦБ не очень стимулирует коммерческие банки кредитовать производителей. Дело в том, что они накопили громадные объемы невозвратных долгов и неликвидных залогов. И за год этот показатель вырос на 35% — до 3,6 трлн рублей на 1 мая 2016 года. Это так называемая банковская картотека — общая сумма платежных требований, не исполненных банками из-за отсутствия денег на расчетном счете клиента.

И она всегда растет в кризис. При этом по невозвратным долгам необходимо либо формировать резервы, что означает повышение нагрузки на капитал, либо списывать неликвиды с баланса, тем самым теряя всякую возможность вернуть заемные средства.

К тому же есть отличие от прошлого кризиса: в этот раз из-за ужесточения регулирования банкам сложнее избавиться от балласта, который повисает на балансе. Потому что для этого нельзя использовать отработанную схему закрытых паевых инвестиционных фондов (ЗПИФ). ЦБ ужесточил надзор за инвестициями банков в ЗПИФы и перекрыл эту лазейку.

В настоящий момент с целью облегчить ситуацию в Госдуме рассматриваются поправки в законы о ЦБ, банках и банковской деятельности, которыми расширяются полномочия регулятора по оценке банковских залогов. Суть в том, чтобы дать Центробанку право самостоятельно оценивать залоги по выданным кредитам и требовать от банков указания в отчетности именно этой оценки. И в целом, чтобы ЦБ, причем банки должны ему в этом содействовать, мог знакомиться с деятельностью заемщиков и иметь в определенной степени функции контроля над ними.

В то же время надо учитывать нарастающую в мировой экономике тенденцию, которая снижает роль банковского капитала в развитии промышленности. «В классической капиталистической экономике, основанной на капитале как основном факторе производства, низкая стоимость денег призвана стимулировать инвестиции в физический капитал и привести к возобновлению экономического роста. Однако этого сейчас не происходит», — приводит интернет-издание Slon.ru мнение директора программы «Экономика энергетики» Российской экономической школы Виталия Казакова.

Деньги — уже не главное

Прежняя экономика, основанная на капитале, уступает место новой экономике знаний, которая не требует капитала в прежних количествах. Соответственно, нынешние низкие цены на энергию и ресурсы не есть признаки каких-то долговременных экономических недугов, а являются индикаторами структурных перемен в модели развития.

Как следствие, для обычного инвестора становится важна покупательная способность будущих доходов. То есть, чтобы новые товары, те же 3D-принтеры, подчинялись закону Мура — экспотенциальному падению себестоимости. Чтобы как можно больше людей их могли приобрести.

Ну, а все-таки, спросите вы, станет ли лучше производителям от снижения ключевой ставки? Я бы поставил вопрос по-другому: будет ли спрос на увеличенное количество товара? «Предприятиям, продукция которых не покупается, кредиты кардинально не помогут, — сказал в телефонном разговоре авторитетный уральский аналитик Константин Селянин. — Они не решают главной проблемы — отсутствия спроса. План спасения может быть таким: закрывать нерентабельный бизнес или выпускать другую продукцию, которая будет пользоваться спросом». И, конечно, считает аналитик, перезрел вопрос с реформами.

По мнению К. Селянина, необходимо делать три вещи. Первое — это налоговая реформа: снижать налоговую нагрузку и переносить ее с малого на крупный бизнес. Второе — разрушить сложившиеся монополии. И третье — реформирование правоохранительной системы.

— Все эти три меры должны предприниматься одновременно, — убежден эксперт. — Потому как невозможно стимулировать экономику, если вы не уверены, что у вас все это не разворуют. Невозможно проводить реформу судебной системы без реформы налогообложения. И так далее.

Источник: газета «Уральский рабочий»

Календарь новостей

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    
Поиск по новостям
© 2006 — 2007 Институт экономики Уральского отделения Российской академии наук

г. Екатеринбург
ул. Московская, д. 29

+7 (343) 371-45-36