620014 г. Екатеринбург
ул. Московская, д. 29
тел. +7 (343) 371-45-36

Новости

18 Мая 2016

Почему поручения Владимира Путина не приводят к повышению зарплат?

МОСКВА. Так называемые майские указы Владимир Путин подписал сразу после вступления на пост Главы государства 7 мая 2012 года. В основу документов была положена его предвыборная программа. Спустя четыре года результаты на бумаге выглядят успешными, а в жизни — не очень. Сначала реализацию указов тормозила работа правительства и регионов. Затем — оскудевший бюджет. Но работать надо без ссылок на внешние сложности, указал президент на заседании комиссии по мониторингу достижений в Кремле. Однако по-настоящему важные проблемы министры в присутствии прессы предпочли не оглашать.
О конкретном содержании майских указов вспоминают нечасто — они ставили амбициозные задачи и сулили стране светлое будущее. Указ о долгосрочной экономической политике, к примеру, к 2020 году предполагал создание 25 миллионов высокопроизводительных рабочих мест, увеличение доли инвестиций к ВВП на треть и увеличение производительности труда в полтора раза. Доходы бюджетников, как и пенсионеров, также должны были неуклонно двигаться вверх. Предполагалось, что будет утвержден долгосрочный бюджетный прогноз, однако об этом на заседании комиссии в Кремле не вспоминали. Присутствующие предпочитали говорить о куда менее значимых успехах.
В Кабмине бодро отрапортовали о том, что выполнили 154 из 218 поручений президента — то есть 70 процентов. Согласно отчету правительства, наибольших успехов удалось добиться в исполнении поручений, касающихся социальных вопросов: поэтапно увеличивалась зарплата медиков и учителей, снижался уровень смертности. Демографическая ситуация топталась на месте, однако не ухудшалась, что также отнесли к успехам.
В то же время, по данным Общероссийского народного фронта (ОНФ), гладко было на бумаге, да не видели овраги: несколько лет назад фронтовики заявляли, что большая часть поручений не выполняются вовсе, а те, что находят свое отражение в жизни, исполняются формально и некачественно. Однако в последнее время критика фронтовиков стала мягче. Сопредседатель центрального штаба Александр Бречалов недавно заявил, что ситуация с реализацией поручений президента улучшается — в первую очередь благодаря фронту. ОНФ стал обязательным звеном при решении о снятии поручений с контроля.
Причины провалов можно не пояснять: основная из них — ухудшение экономической ситуации. Четыре года назад, когда принимались указы, баррель нефти стоил в два-три раза дороже, чем в нынешнем году. Динамика промышленного производства и инвестиций была положительной, а такой инструмент, как санкции, в отношении России не применялся. «Работать приходится в более сложных условиях, чем те, которые были в момент подписания документов. Но других условий у нас нет, мы все равно должны двигаться вперед», — признался глава Кабмина Дмитрий Медведев.
Ссылки на внешние обстоятельства, так же, как и цифры, которыми изобиловал отчет правительства, президента не впечатлили. «Оценивать результаты проделанной работы надо не по количеству снятых с контроля поручений или по объему написанных отчетов — это у нас делать умеют, научились. Люди должны почувствовать реальные перемены к лучшему», — подчеркнул В.Путин, открывая заседание по исполнению майских указов в Кремле.
Перемены к лучшему, на взгляд главы государства, это когда «проще создавать свое дело, устроить ребенка в детский сад, переехать в новое место». Но успехи есть, согласился он. К их числу Путин отнес количество детсадов и число детей, занимающихся в различных кружках и секциях. Он также заметил, что объективные цифры говорят о снижении младенческой и материнской смертности. Однако на селе не хватает фельдшеров, указал глава государства. В сфере ЖКХ для сдерживания цен установлены предельные индексы роста тарифов по всем субъектам Федерации. Заработал закон о независимой оценке качества оказания услуг в социальной сфере. Граждане получили возможность высказывать свое мнение о работе поликлиник, больниц, школ, детских садов, библиотек. Этим глава государства завершил перечисление достижений, предоставив слово правительству.
Министр труда и социальной защиты Максим Топилин весь свой 15-минутный доклад посвятил тому, чем завершилась речь В.Путина: народной оценке социальных услуг. За последние три года, по словам министра, в России была создана принципиально новая независимая система оценки работы госучреждений. Граждане теперь могут высказывать мнение о том, является ли информация об организации достаточно открытой, долго ли пришлось ждать оказываемой услуги, вежливо ли с ними общался персонал.
Глава Минздрава Вероника Скворцова отчиталась о том, что в стране растет престиж профессии врача. Доказательство тому — конкурс в медвузы, который составляет десять человек на место. Кроме того, Россия вышла на национальный исторический минимум детской смертности, а женщины стали реже делать аборты, подчеркнула В.Скворцова.
Глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев рассказал президенту про многофункциональные центры (МФЦ), которые работают по принципу одного окна. Если еще десять лет назад, по словам министра, только 14 процентов граждан были удовлетворены качеством оказываемых госуслуг, то к нынешнему году этот показатель вырос до 84 процентов. «Это очень серьезная цифра», — заверил присутствующих А.Улюкаев.
В.Путин настаивал, что кризис и санкции — не повод отлынивать от работы. «Мы взяли на себя тогда большую ответственность перед гражданами и должны работать без ссылок на сложности и внешние ограничения», — заявил он, но публично критиковать правительство не стал. А Народному фронту порекомендовал и далее отслеживать случаи, когда «вместо реальной работы пытаются на бумажках отразить мнимые результаты».
В конце апреля 2016 года Общероссийский народный фронт (ОНФ) по итогам проведенного самими «фронтовиками» опроса сообщил, что каждый пятый медик в стране зарабатывает менее 10 тысяч рублей в месяц. Зарплату более 50 тысяч указали только 1,26 процента респондентов. Больше всего опрошенных — примерно треть — получает ежемесячно 10-15 тысяч рублей. Одновременно активисты ОНФ отметили острый дефицит кадров в здравоохранении, снижение качества и доступности медицинской помощи.
В 2013 году правительство пыталось смягчить жесткие условия указов. Так, министр экономического развития Алексей Улюкаев представил премьеру Дмитрию Медведеву доклад, в котором предупредил, что поручения выполнимы при ежегодном росте ВВП в 5,3 процента, тогда как этот показатель на тот момент не превышал двух процентов.
В Минфине подчеркивали, что благоприятный сценарий реализации указов возможен лишь в условиях высоких цен на нефть, которые с тех пор успели обвалиться практически вдвое. Однако глава правительства не счел это поводом не выполнять поручения президента.
В сентябре 2015 года Д.Медведев призвал кабмин повысить эффективность бюджетных расходов и экономить деньги «по всем фронтам», подчеркивая необходимость реализации социальных госпрограмм. Сам президент допустил корректировку сроков выполнения. Он отметил, что «чуть раньше, чуть позже, все равно это должно быть сделано», то есть фактически запретил правительству даже думать о невыполнении указов из-за стагнации.
Депутаты решили подогреть тему: в Госдуму был внесен законопроект, который грозил чиновникам крупными штрафами и увольнением за «саботаж указов, распоряжений и поручений президента». Документ в итоге отклонили, но региональные власти уже бросились исполнять указы, хотя зачастую это делалось лишь на бумаге.
Только на социальную часть указов, как подсчитали в Центре макроэкономических исследований Сбербанка, требовалось 5,1 триллиона рублей. По данным экспертов Высшей школы экономики, выполнение по большей части легло на плечи регионов, которые имеют разбалансированный бюджет и огромные коммерческие долги. Поскольку на значительные денежные вливания из центра рассчитывать не приходилось, субъектам сразу пришлось резать социальные расходы и сокращать занятость в бюджетном секторе.
Зарплаты врачам и учителям, уточняют эксперты, повышались за счет увольнения их коллег предпенсионного возраста, которые вполне могли продолжать трудиться дальше. Только за 2014 год число медицинских работников сократилось на 90 тысяч.
В Совете по правам человека сообщали о случаях, когда преподавателям формально повышали зарплату, но при этом снимали надбавки за рабочий стаж, категории и награды. В результате их реальный доход становился еще меньше, чем был прежде.
Желая любым способом достичь нужных показателей, чиновники запускали «мероприятия по оптимизации». Например, одно из поручений В.Путина — добиться стопроцентной доступности дошкольного образования для детей от трех до семи лет — власти некоторых регионов выполняли весьма оригинальным способом, ликвидируя ясельные группы.
Федеральные чиновники тоже нашли изящный выход из ситуации. Осенью 2015 года правительство утвердило постановление о «совершенствовании статистического учета». Согласно документу, понятие «среднемесячная зарплата» было заменено термином «среднемесячный доход от трудовой деятельности». «В отличие от старого показателя, который рассчитывался только по кругу наемных работников организаций, новый показатель охватывает весь круг лиц, работающих по найму», — говорилось в документе.
Что это значит? Проще говоря, раньше средний уровень зарплат считали по заработку сотрудников крупных и средних российских предприятий суммарной численностью около 45 миллионов человек. Но общее количество наемных работников в России составляет 66,8 миллиона человек, то есть из официальной статистики выпадали данные о доходах более 20 миллионов граждан, занятых в малом бизнесе, у индивидуальных предпринимателей и частных лиц. Их зарплаты часто не превышают размер МРОТ или проходят по серым или черным схемам.
По словам директора региональной программы Независимого института социальной политики Натальи Зубаревич, после изменения методики расчета планка средней зарплаты оказалась заниженной на 13 процентов. Таким образом, чиновники смогли достичь требуемых показателей по увеличению доходов бюджетников, формально не нарушив майских указов.
Более того, такой подход позволил федеральному центру уменьшить ассигнования на оплату труда педагогов, медицинских и социальных работников на общую сумму 34,2 миллиарда рублей, заложенных в бюджет на 2016 год. «Денег у регионов по-прежнему нет, хотя снижение планки "подтягивания" частично смягчило задачу повышения заработных плат бюджетникам, стоящую перед чиновниками», — считает экономист.
И хотя «бумажная» экономия не гарантирует реализацию указов Путина, от сложившейся ситуации есть определенная польза, считает Н.Зубаревич: «Роль кризиса в том, что все дефекты существующей системы высвечиваются, как прожектором. И это важно для избавления от иллюзий».

КСТАТИ:
ЕКАТЕРИНБУРГ. Долги по выплате заработков растут как в целом в стране, так и в Свердловской области. В марте в России сумма долга выросла на 35,4% и составила 1,168 млрд рублей. В нашем регионе на 1 апреля задолженность составила 13 млн 670 тыс. рублей.
Большая задолженность (35%) приходится на обрабатывающие производства, 23% — на строительство, 25% — на транспорт, 5% — на добычу полезных ископаемых, 4% — на сельское хозяйство, охоту и предоставление услуг в этих областях, лесозаготовки, 3% — на научные исследования и разработки.
Минтруд предлагает наделить Федеральную службу по труду и занятости (Государственные инспекции труда) правом при задержке выплат свыше двух месяцев замораживать счета должников и взыскивать задолженность с банковских счетов работодателей. Также предлагается обязать работодателей предоставлять сведения об открытых счетах в ГИТ. Для ускорения принятия этих предложений их оформят в виде поправок к законопроекту о повышении ответственности работодателей за нарушения норм оплаты труда, уже прошедшему первое чтение в Госдуме. В настоящее время поправки находятся на согласовании в государственно-правовом управлении президента России.
Как отметил президент Союза малого и среднего предпринимательства Екатеринбурга Сергей Тюриков, выплачивать заработную плату, безусловно, необходимо вовремя.
— От этого зависят жизнь и судьбы наших земляков, — сказал он. — Но в деятельности предприятий в связи со сложной экономической ситуацией бывают кассовые разрывы. И если это не связано с банкротством, то такие заморозки счетов могут очень негативно отразиться на их работе, вплоть до остановки производства.
Ситуация у предприятий, в том числе и у свердловских, на самом деле сложная. По данным облстата, на конец февраля 2016 г. 473 организации области имели 74,3 млрд рублей просроченной дебиторской задолженности, из них 56,1 млрд (75,6%) составила задолженность покупателей и заказчиков за товары, работы и услуги. Сумма убытка организаций в первом квартале составила 31,6 млрд рублей. В 2015 году убыток в объеме 96,9 млрд рублей получили 499 организаций, доля убыточных предприятий увеличилась с 30,2% до 32,1%.
Кредиторская задолженность на конец декабря составила 845,6 млрд рублей, из нее просроченная — 64,0 млрд. Доля организаций, имеющих просроченную задолженность, составила 22,9%. Большую часть (88,0%) в структуре просроченной кредиторской задолженности занимала задолженность поставщикам и подрядчикам за товары, работы и услуги. На конец декабря 2015 года она составляла 56,4 млрд рублей, или 12,8% от общей суммы задолженности поставщикам и подрядчикам. Ее имели 21,1% от числа отчитавшихся организаций.
Нередко в тяжелую финансовую ситуацию предприятия попадают не по своей вине. По данным Генпрокуратуры РФ, невыплата по госконтрактам стала носить массовый характер, совокупный долг по которым к концу 2015 год составлял 25 млрд рублей. Торгово-промышленная палата завалена жалобами предпринимателей на неисполнение государством своих обязательств по заключенным контрактам.
В Свердловской области задолженность по государственным и муниципальным контрактам перед 46 предприятиями на сумму свыше 8,7 млн рублей была погашена только после вмешательства прокуратуры. Основной причиной неисполнения обязательств по выполненным контрактам является отсутствие лимитов бюджетных обязательств, в том числе на оплату задолженности прошлых лет, а также кассовые разрывы в бюджетах муниципальных образований. В 2016 году за неисполнение контрактных обязательств областные прокуроры внесли 28 представлений и объявили два предостережения. Факты несвоевременной оплаты выявлены в Ачитском, Верхотурском, Пригородном, Талицком, Тугулымском районах, а также в Дзержинском районе Нижнего Тагила, в Верхней Пышме, Карпинске, Нижней Салде, Красноуфимске, Сысерти и Тавде.
Получается, что за чужие грехи, если предложения Минтруда примут, без суда и следствия будут расплачиваться ни в чем не повинные предприятия. Но заморозка счетов, снятие денег со счета чревато тем, что предприятие, оказавшись в сложной ситуации, не сможет закупить материалы, необходимые для загрузки работой своих сотрудников, не заплатит налоги и страховые взносы, за что получит огромные пени и штрафные санкции. В результате работники могут остаться не только без заработка, но и вовсе без работы.
Директор Института финансов и права УрГЭУ Максим Марамыгин считает такой метод борьбы с задержками выплат заработка опасным.
— За невыплату зарплат, конечно, нужно наказывать, — сказал он. — Но эта мера может не только привести к остановке и закрытию предприятия, но может быть использована и для шантажа. Она может стать способом «отжать» предприятие, воспользовавшись его затруднительным положением. Если эти предложения будут приняты, то в них должна быть предусмотрена также жесткая ответственность за неправомерность решения, предпринятого исполнителем. Чтобы он знал: если его действия нанесут непоправимый урон предприятию, он будет наказан.

Источники: ЛентаРУ, газета «Уральский рабочий»

Календарь новостей

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          
Поиск по новостям
© 2006 — 2007 Институт экономики Уральского отделения Российской академии наук

г. Екатеринбург
ул. Московская, д. 29

+7 (343) 371-45-36