620014 г. Екатеринбург
ул. Московская, д. 29
тел. +7 (343) 371-45-36

Новости

27 Апреля 2016

Доктор экономических наук Юлия Лаврикова: почему в регионе чахнут технопарки и плохо развиваются кластеры?

ЕКАТЕРИНБУРГ. Федеральное правительство смягчило условия получения субсидий промышленными кластерами. Но чтобы добиться подобной поддержки для Свердловской области, ее властям нужно активизироваться. Прежде федеральные субсидии текли почему-то мимо региона.
И это особенно обидно потому, что на Среднем Урале есть все объективные условия для развития кластеров: по оценкам Института экономики УрО РАН, их могло бы быть как минимум 27. К тому же у нас давно разработана Концепция кластерной политики. Но камнем преткновения ее реализации в жизнь являются субъективные причины — беспомощность областных властей.

Чтоб как в кафе

Почему кластер — это важно? Потому что 50% экономик самых передовых в промышленном отношении стран развивается на основе кластерного подхода, обеспечивая себе от 75 до 90% роста. К примеру, кластер по производству вина в Чили позволил этому государству войти в число мировых лидеров в области виноделия. Преимущество кластеров — в объединении функционально связанных между собой предприятий, поставщиков оборудования, комплектующих, специализированных производственных и сервисных услуг, научно-исследовательских и образовательных организаций.
Судя по российскому опыту, составляющие кластера могут располагаться в разных субъектах Федерации. Впрочем, на это обстоятельство у признанного эксперта в этой сфере, доктора экономических наук Юлии Лавриковой из Института экономики УрО РАН, особый взгляд. Ее докторская диссертация была посвящена как раз кластерам, и к ее точке зрения стоит прислушаться. По мнению ученого, которым она поделилась, по меньшей мере, «ядро кластера должно быть локализовано на одной территории, на расстоянии, положим, не больше часа езды от одного участника до другого». Иначе теряется смысл такого объединения — быстрый обмен информацией и реализация планов. «Важен так называемый эффект кафе: когда вы можете быстро получить информацию и тут же совместно скоординировать действия», — говорит профессор Ю.Лаврикова.
Тогда почему не получается с кластерами в Свердловской области, где все вроде есть для их процветания? Ответ дает изучение опыта самого успешного мирового кластера — Кремниевой долины в США. В свое время она начиналась с технопарка, который и стал драйвером создания технологического кластера, обрастая венчурными фондами, банками, страховыми компаниями и побуждая окружающие предприятия к модернизации. И Средний Урал вроде бы движется по верному пути, входя в тройку регионов-лидеров по количеству технопарков. Если бы не одно но…

Берегите технопарки
— Большая часть технопарков Свердловской области нерентабельны, — приводит слова независимого финансового аналитика Григория Вахитова Уралбизнесконсалтинг. — Поэтому им необходима финансовая подпитка либо со стороны государства, либо со стороны крупных компаний. В нынешних условиях просто так поддерживать технопарки никто не будет. Соответственно там, где низкая заполняемость (резидентами), существует риск закрытия проектов.
Но откуда взяться рентабельности, если власти Свердловской области никак не помогают технопаркам встать на ноги, а лишь сокращают объемы их субсидирования? В частности, в 2015 году в разы уменьшилось их финансирование из областного бюджета. И как результат, произошла ликвидация двух технопарков. В текущем же году ситуация в этом плане только ухудшается. Поэтому не совсем понятно, откуда будут браться кластеры, если свердловские власти убивают основу для их формирования — технопарки.
А ведь ряд пока еще существующих технопарков, например, приборостроительный, вполне готовы для превращения в кластер. Так, в регионе сконцентрировано порядка 14 крупных и 35 средних и малых профильных предприятий, которые нуждаются в коммуникационной площадке, чем, в общем-то, и является кластер. В то же время он как рыночная структура не может создаваться по указке сверху, бизнес сам должен ощущать необходимость такого объединения.
К кластеризации подталкивают и изменения в проводимой в последнее время государственной экономической политике, на что указывает эксперт Ю.Лаврикова: «Федеральные министерства все больше поддерживают не отдельные предприятия, а именно кластеры, особенно малых и средних предприятий». И это понятно, так как кластеры развивают территорию, а это федеральные власти не могли не поддержать. Подтверждением тому — нынешнее расширение российским правительством круга промышленных кластеров — потенциальных получателей субсидий.
Если прежде на господдержку можно было рассчитывать при 50% внутрикластерной кооперации, то теперь достаточно и 20%. Послабление связано с тем, что, по оценкам Ассоциации кластеров и технопарков, сложившийся средний уровень кооперации в лесопромышленных кластерах составляет 15—20%, в автомобильных и аэрокосмических кластерах — 20—25%, в кластерах медицинской промышленности — 10—15%. А в станкостроительных объединениях их участники поставляют друг другу и вовсе всего 5—10% своей продукции.

Не впадать в эйфорию

— Целевое назначение субсидий — это софинансирование затрат промышленных российских предприятий на импортозамещение, — рассказал в газете «Известия» директор Ассоциации кластеров и технопарков Андрей Шпиленко. — Практическим результатом станет увеличение российской товарной номенклатуры, создание новых рабочих мест, рост налоговых отчислений — те эффекты, которые заложены в госпрограмме развития промышленности.
Но в новых правилах есть и стимул: превышение установленного порога кооперации ведет к соответствующему увеличению размеров господдержки. Тем самым участники кластеров будут заинтересованы в расширении производственной кооперации. Правда, в случае одобрения заявки на субсидию понесенные затраты на реализацию проекта компенсируются не более чем на 50%. Предоставляемая одному кластеру сумма не может превышать 30% от общего годового лимита.
Возникает вопрос, насколько из-за более мягких правил увеличится число претендентов? «Если говорить про перспективу, то, по данным Минпромторга, в геоинформационную систему индустриальных парков, технопарков и кластеров Минпромторга на данный момент занесено 59 промышленных кластеров, — отмечает А.Шпиленко. — По нашим предварительным оценкам, до половины из них могут в течение этого года подать документы на включение в реестр. Считаем, что до конца года таких заявок будет от 20 до 30».
В Свердловской области их количество может возрасти на 2—3. Что, в общем-то, много, так как ранее наши кластеры в принципе не могли рассчитывать на субсидии из-за жестких критериев отбора. Теперь же шансы появились у фармацевтического кластера из Новоуральска, где производится инсулин. Химпарк в Нижнем Тагиле, ранее получавший госпомощь как технопарк, теперь может попытать счастья как кластер. После окончательного оформления организационной формы реальным претендентом станет объединение приборостроителей.
В то же время не надо думать, что промышленные кластеры — это некое волшебное средство, которое обеспечит рост экономики Свердловской области. Вспомним, как много ждали от особой экономической зоны, которая по сути тоже кластер. Даже название — «Титановая долина» — перекликалось с Кремниевой долиной. Увы, этим их сходство и ограничилось.
Затем «молились» на индустриальные парки. Но ни шатко ни валко идут дела в самом опекаемом из них — «Богословском». В последнее время подняли на щит идею территорий опережающего развитии. И что? Туда льготы от региона, а обратно пока ничего. Аналогично может получиться и с кластерами, если областные власти будут строить дело все так же бестолково.

Источник: газета «Уральский рабочий»

Календарь новостей

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    
Поиск по новостям
© 2006 — 2007 Институт экономики Уральского отделения Российской академии наук

г. Екатеринбург
ул. Московская, д. 29

+7 (343) 371-45-36