620014 г. Екатеринбург
ул. Московская, д. 29
тел. +7 (343) 371-45-36

Новости

30 Марта 2016

Правительство Евгения Примакова, Юрия Маслюкова и Виктора Геращенко было командой профессионалов

МОСКВА. Почти 17 лет назад - 24 марта 1999 года - произошло одно из самых знаковых событий в новейшей истории РФ и ее внешнеполитическом курсе. Выдающийся политик Евгений Максимович Примаков совершил легендарный "разворот над Атлантикой", продемонстрировав миру силу суверенности на фоне ельцинского безволия. Независимость и профессиональность принимаемых решений лежали и в основе действий правительства под руководством Е.Примакова.

Уникальный опыт экс-премьера и его соратников - Юрия Маслюкова и Виктора Геращенко - обеспечили вывод страны из пропасти в 1998 г. Однако современные финансовые власти те здравые идеи игнорируют. В рамках Московского экономического форума состоялся "круглый стол", посвященный обсуждению реформ Примакова-Маслюкова. Участники дискуссии поделились мнениями о том, возможно ли сегодня применить опыт антикризисного правительства времен дефолта и при каких условиях может состояться новый разворот в сторону реального сектора экономики.

Эксперты, принимавшие участие в дискуссии, в голос твердили о необходимости как можно скорее обратиться к идеям, реализованным правительством Примакова-Маслюкова. Такая потребность, по мнению участников встречи, назрела. Однако современный финансовый блок правительства не спешит внимать таким призывам. Более того, за отказ от применения реформ, способных стабилизировать экономику в стране, и за слепое следование инструкциям "западных партнеров" один из центральных персонажей этого блока министр экономического развития РФ Алексей Улюкаев накануне исторической даты награждается медалью Столыпина I степени - "за заслуги в решении стратегических задач социально-экономического развития страны и многолетний добросовестный труд".

Заслуги, и впрямь, выдающиеся… За последние два года спекулянты, "кормящиеся" по воле "добросовестных" денежных властей, извлекли гигантсткие сверхприбыли за счет обесценения рублевых доходов и сбережений граждан в размере порядка 50 млрд долларов. Такие данные привел в своем докладе советник Президента РФ, академик РАН Сергей Глазьев. По его словам, заинтересованность влиятельных игроков в валютно-финансовых спекуляциях мешает властям развернуться в сторону реального сектора экономики, что было сделано в 1998 году.

Тогда правительство Примакова, Маслюкова и Геращенко совершило настоящее "экономическое чудо", отказавшись делать то, что сегодня активно применяет экономический блок. "Тот период очень похож на нынешний с резкой девальвацией рубля, скачком инфляции. Экономика оказалась в стагфляционной ловушке. Нам рекомендовали со стороны Вашингтона делать то, что сегодня делается в России. Инфляция зашкаливала тогда за 20% за месяц. Предлагали не вводить никаких валютных ограничений, все отдать на стихию рынка в расчете на то, что все вернется в равновесие, и за счет притока иностранных инвестиций наша экономика опять пойдет вверх. Тогдашнее правительство и ЦБ сделали все наоборот – не стали поднимать процентные ставки, ввели валютные ограничения, зафиксировав валютные позиции коммерческих банков, не стали ограничивать кредиты… Были предприняты меры пресечения поднятия тарифов крупными монополиями. Меры были реализованы, и мы получили экономическое чудо", - прокомментировал С.Глазьев. "Антикризисное" правительство 1998 г. продемонстрировало простой пример достижения стабилизации, резко увеличив количество кредита, обеспечив рост промышленности с темпом более 2% в месяц и снижение инфляции в три раза. Что сегодня мешает реализовать идеи, которые внедряло то правительство, непонятно, отметил экономист.

Отсутствие профессионализма и квалификации у центральных персонажей сегодняшнего правительства - вот один из барьеров. На момент девальвации 2014 г. власти могли бы применить механизмы стабилизации курса рубля, и мы получили бы такой же эффект, какой был получен в то время, пояснил С.Глазьев. Вместо этого страна получила повышение ставок по кредитам, что сделало невозможным импортозамещение и развитие производств в целом.

"Сейчас внедрять идеи правительства Примакова-Маслюкова значительно сложнее, так как мы наблюдаем деквалификационные процессы. Ситуация 18 лет назад была другой, промышленность еще была работоспособной, хоть и страдала от недофинансирования, были кадры. Надо выстраивать всю вертикаль: сейчас она подобрана по личной преданности, но управленченская квалификация отсутствует. Это страшная проблема, ее комплексно можно решать. Ю.Маслюков и Е.Примаков опирались на профессионалов, задача правительства – рещать экономические проблемы таким образом, чтобы менять отношение общества к правительству. Это они делали", - прокомментировал депутат Госдумы, зампред ЦК КПРФ Николай Коломейцев.

Он подчеркнул, что этой самой квалификации у правительства того времени было не занимать. "Маслюков прошел все ступени до председателя Госплана, руководил крупнейшим ВПК. Примаков был дипломат, академик. Триединство возникло, когда объединились технарь, плановик и финансист. Сегодня нет ни одного министра, кроме Колокольцева, руководящего отраслью, в которой работал… Даже если сегодня поднять вопрос о национализации, то чтобы его реализовать, надо иметь сильную политическую волю и предварительно подобранных людей, способных это сделать", - выразил мнение парламентарий.

Вместе с тем депутат Госдумы Оксана Дмитриева привела пример удачного "внедрения" чиновника без должной квалификации. Так, она назвала успешным приход Сергея Шойгу в руководство Министерством обороны РФ. По ее словам, ему удалось наладить ситуацию в сфере, которая, казалось, уже была необратимой, и даже навести финансовый порядок в ведомстве.

Правительство Примакова, Маслюкова и Геращенко было не только правительством профессионалов, но и настоящих государственников, отмечали участники дискуссии. Однако от участия высокого уровня профессионалов – государственников в решении общегосударственных задач страна отказалась, что привело к неустойчивой экономике. Сегодня идеи, которые родились тогда, совершенствуются, но уже не на пространстве России.

Мешает то, что у власти находится пятая волна гайдаровцев, продолжил Н.Коломейцев. "За прошедшие 18 лет нас фактически обставили капканами противоречащих друг другу законов. За это время также принят закон о техническом регулировании, который отправил нас в "никуда" по конкурентоспособности. На сегодняшнее утро монетизация составляет 44,7% ВВП, что делает бессмысленными разговоры о развитии страны. Кроме того, главная проблема кризиса – отсутствие доступа к финансовым ресурсам производящих отраслей", - сказал депутат. За последние два года на 45% уменьшились золотовалютные резервы, а за прошлый год объем вывезенного из России капитала оценили в 220 млрд долларов. "Кроме спекулянтов и жуликов никто не нажился", - отметил он.

На этом фоне идет откачка ресурсов из реального сектора в виртуальный сектор, в продолжение темы сказала депутат Госдумы О.Дмитриева. "Наши финансовые власти умудрились обеспечить спад экономики и рост безработицы на фоне сильной девальвации, которая сама по себе является фактором экономического роста и огромных финансовых резервов и возможностей. Это кризис без банкротств, кризис на фоне беспрецедентного роста прибыли и огромного накопления средств на банковских депозитах юридических лиц. Это означает, что экономика просто купается в деньгах. И надо полагать, что возможная дополнительная эмиссия уйдет туда же. Это кризис абсолютной апатии бизнеса, государственного менеджмента и населения", - пояснила О.Дмитриева.

Преодолеть этот кризис может опыт проведенных реформ Примакова-Маслюкова. Так, участники дискуссии акцентировали внимание на том, что восстановление экономики невозможно без установления жесткого курса рубля. "Финансовый сектор сегодня давит промышленный сектор экономики", - сказал в ходе круглого стола председатель Государственного комитета СССР по стандартам Георгий Колмогоров. Он также заявил о необходимости возрождения системы государственного планирования. "Сегодня этого принципа не существует. Мы заменили планирование рыночными отношениями. Кто сказал, что при плане невозможно их вести? Ведущие страны мира с высоко развитой экономикой планируют: Япония - на 20-30 лет, США, Европа – на 10-15 лет вперед. Надо восстановить Госплан", - считает специалист.

Кроме того, добавил Г.Коломейцев, необходимо вернуться к отраслевому управлению и оторваться от долларизации экономики. "Надо ограничить аппетиты монополистов. Надо принять закон о Центральном банке и пяти базовых структурных банках по возрождению России", - подчеркнул он.

О важности восстановления взаимодействия всех элементов рыночной системы. "Состояние, при котором работал Примаков в 1998 году, не отвечает критериям подобия… Мы вошли в конфликт с метрополией мирового капитализма и хотели создать его. Это невозможно, глупо строить его. Можно было в отдельной стране построить социализм, сотрудничая, но сейчас вся эта система не имеет перспектив. Мы находимся в состоянии холодной гражданской войны ценностей. Все институты прежние разрушились, а новые не созданы. Произошла деиндустриализация, глубокая архаизация не только в экономике, но и в сознании людей", - выразил мнение российский ученый Сергей Кара-Мурза.

Кроме того, позитивного сдвига в экономике страны не получится, если публично не называть виновников сложившейся ситуации. "У всякой проблемы есть фамилия, имя и отчество. 70% конечных собственников в России – это иностранные и офшорные компании. Почему вывоз капитала не может прекратить ни госпожа Набиуллина, ни наш президент? Потому что эти люди вывозят свои деньги отсюда. Экспорт в 2014 году составил более 500 млрд долларов, по данным ВТО – 1 трлн 150 млрд долларов. Где разница, что это за деньги? Это контрабанда, демпинг, отмывание, неуплата налогов. Необходимо пофамильно пройтись по виновникам, иначе ничего не получится. Но ЦБ отказывает, потому что после этого ЦБ не будет", - отметил в свою очередь академик РАН, доктор экономических наук Василий Симчера.

Эксперты уверены: рано или поздно опыт деятельности "большой тройки" - Примакова, Маслюкова и Геращенко - придется обобщить. Вопрос значимости проводимых Е.Примаковым и командой реформ тем или иным образом обсуждался на 38 тематических площадках Московского экономического форума, напомнил модератор дискуссии, экономист, публицист Юрий Болдырев. "Налоги, кредиты, ЦБ, таможенная политика, организация госуправления, бедность и неравенство - все это более подробно обсуждается на дискуссиях. В истории есть прецедент, когда их идеи были востребованы. Никаким иным способом втащить страну после дефолта 1998 г. было невозможно. Наша проблема только одна – проблема политической воли, чтобы нынешние унии власти олигархата обратились к своим идейным противникам – к нам. Это не отдельно коммунисты, Оксана Дмитриева или "Партия дела", а ориентированное на созидание сообщество", - рассказал эксперт.

Важным данное обсуждение становится и на фоне предстоящих выборов в Госдуму, уверен он. "Госдума отвечает за председателя правительства, главу Центробанка, руководителя Счетной палаты, налоги, бюджеты. Нам предстоит переформатирование социально-экономического блока расширенной власти, которым все недовольны, который мы и будем выбирать осенью… Если бы у нас впереди были выборы президента, я бы сказал, что вся проблема в отсутствии политической воли президента. Но сейчас над президентом нет никакой угрозы. Мы должны приложить все усилия, чтобы сменить экономический блок на альтернативный. И тогда можно будет пытаться оказать давление на правителя. Когда придет время, будем ставить вопрос о достаточности или недостаточности политической воли главы государства. Вопрос "делать или нет" - не вопрос рационального выбора или мировоззрения, это вопрос морального выбора", - подытожил Ю.Болдырев.

Одним из знаковых предложений участников дискуссионной площадки стало обращение к организаторам о возможности назвать Московский экономический форум именем Евгения Максимовича Примакова и Юрия Дмитриевича Маслюкова.

А В ЭТО ВРЕМЯ…

Первая половина 2016 года будет потеряна для российской экономики из-за сдерживания госрасходов и фактического отсутствия бюджета. По словам главы Минфина Антона Силуанова, ведомства пока не довели лимиты бюджетных обязательств этого года до бюджетополучателей. Как сообщила Счетная палата (СП), сейчас речь идет о недополучении адресатами около 40% от утвержденных в бюджете расходов. Новую версию бюджета-2016 правительство сможет утвердить только в мае. В прошлом году бюджетные деньги не работали на экономику весь первый квартал, который аудиторы СП назвали потерянным.

За январь–февраль 2016 года исполнение расходов федерального бюджета составило 1,9 трлн руб., или 12,1% годового объема. До главных распорядителей доведены лимиты бюджетных обязательств в сумме 15,2 трлн руб. (94% бюджетных ассигнований на 2016 год). Из них распределено по подведомственным распорядителям 57,5%. Об этом сообщили в Счетной палате. Данные СП показывают, что бюджетное финансирование пока частично заморожено.

«Просто так бюджетная система деньги сейчас не выделяет, как это было в прошлые годы», – заявил в конце минувшей недели глава Минфина А.Силуанов. По его словам, «более жесткий контроль» выражается в «более аккуратной работе с бюджетными деньгами с точки зрения авансирования и выделения средств под действующие контракты». Министерства и ведомства пока не довели лимиты бюджетных обязательств текущего года до бюджетополучателей, передает Интерфакс слова А.Силуанова.

Счетная палата не раз критиковала действия Минфина по оптимизации бюджетных расходов. «Когда в начале 2015 года было принято решение пропорционально сокращать расходы на 10%, а по оставшимся 90% предоставлять министерствам право самим определять приоритеты, Счетная палата выступала против. Подобная оптимизация привела к тому, что ведомства долго перераспределяли оставшиеся 90% и первый квартал был потерян, бюджетные деньги на экономику не работали», – пояснила представитель СП София Малявина.

По ее словам, оптимизации не получилось, так как деньги перекидывали с направления на направление, а изменения в бюджетную роспись вносились по нескольку раз. «Показательный пример такой неэффективности в бюджетном процессе – долгострои, когда средства выделяются на всю стройку еще в отсутствие проектно-сметной документации. Разработать документацию, получить разрешение на строительство, оформить землю за один год – непосильная задача. Тем не менее, в бюджете эти суммы запланированы. Хотя их можно направить на мероприятия, способствующие экономическому росту, или на поддержку бедных», – говорит С.Малявина.

Напомним, в прошлом году законопроект о корректировке бюджета правительство внесло в Госдуму в середине марта. Президентом Владимиром Путиным поправки были утверждены в конце апреля. И все это время наша экономика существовала в условиях бюджетной заморозки. Сейчас процесс корректировки идет еще сложнее, власти гадают, какую цену нефти заложить в новую версию бюджета-2016. На днях глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев сказал, что поправки скорее всего будут базироваться на 40 долл. за баррель. 

Бюджетные поправки могут быть внесены в мае – после ежегодного отчета правительства, который будет представлен в Госдуме 19 апреля, объявил глава думского комитета по бюджету Андрей Макаров. Так что новая версия вполне может появиться на свет ближе к июню, а то и позже. С учетом этого, тогда вполне можно будет говорить о потерянном для экономики РФ полугодии.

Ранее глава СП Татьяна Голикова советовала правительству не торопиться с новой бюджетной оптимизацией. Прежде чем в авральном режиме переписывать бюджет-2016, нужно сначала оценить результаты бюджета-2015, ведь «никто на сегодняшний день не имеет четкого представления, как мы сработали по итогам 2015 года», говорила Т.Голикова в январе на Гайдаровском форуме. Однако из этих слов вовсе не следовало, что анализ прошлого года должен сопровождаться заморозкой бюджетного финансирования.

В Минэкономразвития сейчас не берутся оценивать экономические последствия новой бюджетной оптимизации. Как сообщили в пресс-службе ведомства, это можно будет сделать «лишь после 10-процентного ограничения по незащищенным статьям (нет разбивки по конкретным статьям)». В Минфине подробности бюджетной заморозки пока не прокомментировали.

У бюджетных организаций может возникнуть кассовый разрыв, предупреждают опрошенные эксперты. Как говорит аналитик компании «Алор Брокер» Кирилл Яковенко, из-за этого вероятны задержки зарплат, отмена премий, неоплачиваемые отпуска и даже увольнения. «В целом задержка госфинансирования приведет к дополнительному спаду экономики», – предполагает эксперт.

«Появление кассовых разрывов можно было прогнозировать еще на стадии подготовки бюджета-2016, который явно не соответствовал тенденциям и реалиям экономики», – замечает аналитик компании «Финам» Тимур Нигматуллин. По его мнению, объявленная антикризисная поддержка пока больше похожа на пиар. Ведь, как замечает эксперт, множество пунктов недавно утвержденного антикризисного плана «были бы реализованы в рамках обычного исполнения федерального бюджета».

При этом некоторые эксперты допускают, что по итогам года урезания бюджетных средств может вообще не произойти. Замдиректора аналитического департамента «Альпари» Наталья Мильчакова напоминает, что «статьи расходов на социальную сферу защищены, к ним не применяется секвестр». «Расходы на федеральные целевые программы и крупные проекты могут секвестрировать на 5–10%. Но вряд ли под сокращение подпадут те проекты, которые уже осуществляются, например, строительство моста в Крым», – полагает Мильчакова. По ее словам, нельзя исключать, что утверждение нового, урезанного, бюджета будет и вовсе отложено до осени.          

КСТАТИ:

Эксперты встревожены: цены в России падают, страна столкнулась с угрозой дефляции — экономических трудностей, связанных с резким замедлением инфляции. Население перешло в режим экономии, снизило потребление, что чревато запуском дефляционной спирали, которую пережили США во времена Великой депрессии. По данным Росстата (опубликованным 23 марта), за неделю инфляция подросла на 0,1 процента. С начала 2016 года цены увеличились на два процента. Для сравнения: за аналогичный период 2015 года мы имели инфляцию в 7,4 процента.

Если в феврале 2015 года рост потребительских цен составил 2,2 процента, то в феврале нынешнего года — 0,6 процента. Инфляция продолжает снижаться на фоне подросших цен на нефть. Более того, фактическое замедление темпов роста потребительских цен оказалось серьезнее, чем ожидал Центробанк. На 14 марта годовой уровень инфляции составил 7,9 процента, в то время как регулятор ожидал показателя в 8,9 процента к концу первого квартала. Впрочем, данные вполне вписываются в политику ЦБ. К 2017 году регулятор планирует придавить инфляцию до четырех процентов.

Замедление инфляции встревожило многих аналитиков. Так, ведущий эксперт ВЦИОМ Олег Чернозуб, анализируя результаты опроса, проведенного 20-21 февраля среди 1,6 тысячи человек в 130 населенных пунктах России, заявил, что в экономике начинают формироваться дефляционные риски. «Впервые за долгий период наблюдений одновременно ухудшились сразу все показатели, сигнализирующие о росте фактора, который Джон Мейнард Кейнс назвал “предпочтение ликвидности”», — сказал он, комментируя результаты опроса.

Угрозу сползания к дефляционной спирали эксперт видит в том, что из-за опасений потерять работу граждане стараются не тратить деньги. Это приводит к тому, что оборот средств в экономике снижается. В результате предприятия не смогут продавать свои товары и сократят производство, что повлечет за собой увольнения. Это заставит граждан убедиться в правильности своих опасений о развитии кризисной ситуации, и они продолжат экономить. Круг замыкается.

Аналитик Bank of America Дэвид Хонер также предупреждал, что Россия столкнется с долгосрочным риском дефляции. По мнению эксперта, снижение цен может наступить из-за резких ограничений бюджета, снижения уровня долга, демографических факторов, профицита счета текущих операций и высоких реальных процентных ставок.

Классическим примером экономики, вошедшей в дефляционную спираль, является ситуация в США 30-х годов прошлого года, во времена Великой депрессии. Тогда снижение цен наблюдалось одновременно в различных сферах: от товаров в магазинах до цен на сырье и материалы. В тех условиях падение их стоимости означало, что предприятия вообще переставали работать. А раз товары не нужны и заводы стоят — не нужны и работники: это повлекло увольнения, массовую безработицу и обнищание населения.

Тогда экономисты объясняли дефляцию, с одной стороны, перепроизводством вследствие развития промышленности и появления новых видов товаров, с другой стороны — привязкой денежной массы к золотому запасу. Товаров стало больше, а денег в экономике оставалось столько же, это и привело к падению цен. Отсюда невозврат кредитов, банкротство предприятий и спад в экономике.

Люди изымали деньги с банковских депозитов, поскольку боялись волны банкротств кредитных учреждений. Разумеется, в нынешней российской ситуации вклады застрахованы, и это делает ликвидацию банков не такой страшной. Тем не менее регулярные отзывы лицензий не добавляют доверия к финансовой системе в целом, особенно у тех, кто хочет сберечь значительные суммы. Уцелевшие банки, в свою очередь, избегают выдачи новых кредитов, предпочитая хранить деньги в максимально ликвидной форме.

Другим примером пагубного влияния дефляции является СССР 1940-1950-х, но здесь речь не о нормальных экономических законах, а скорее о политической акции. Поскольку все предприятия принадлежали государству, снизить цены директивой было не так сложно. Государство снижало и без того нерыночные цены в условиях товарного дефицита в 1947-м, 1949-м, 1953-м и 1954 годах, но потом с лихвой компенсировало выданный населению своеобразный кредит. Гособлигации, от покупки которых невозможно было отказаться, увеличение налогов и иных выплат государству — такой оказалась цена плановой дефляции. Все это не только позволило вернуть деньги в бюджет, но и помогло мобилизовать значительные ресурсы.

В классической капиталистической экономике рост ВВП сопровождается умеренным увеличением цен, а рецессия — их снижением. Нынешнее состояние европейской экономики как раз предполагает риски дефляции, и для борьбы со спадом Европейский центральный банк проводит политику количественного смягчения, то есть стимулирования кредитования путем низких процентных ставок.

В истории был пример, когда инфляция сопровождалась спадом производства: в 1974-1976 годах темп роста цен в США составил более 10 процентов, а безработица достигла 7,6 процента. Кризис экономики был вызван нефтяным кризисом, когда страны-нефтепроизводители подняли цены с трех до двенадцати долларов за баррель благодаря эмбарго, введенному против Соединенных Штатов. Именно тогда британский министр финансов Иан Маклеод ввел термин «стагфляция» (стагнация плюс инфляция).

Но что с современной российской экономикой? Заведующий отделом международных рынков капитала ИМЭМО РАН Яков Миркин считает, что снижение цен — это совсем не то, чего следует опасаться российским гражданам. «Трудно ожидать дефляции по образцу ЕС. Конечно, сокращение потребления ослабляет давление на цены и противодействует охлаждению экономики, но здесь вступают в действие другие факторы. Россия в долгосрочной перспективе столкнется с падением курса рубля, а это всегда означает рост цен. Кроме того, доллар будет укрепляться к евро», — считает эксперт. По его оценке, в России экономический спад будет сочетаться с инфляцией, — иными словами, наша страна столкнется с неприятным и парадоксальным явлением стагфляции.

Глава российского Центробанка Эльвира Набиуллина по итогам заседания совета директоров ЦБ недавно констатировала, что кредитные организации в дополнительных средствах не нуждаются. Это подтверждает, что риска дефляции не существует, в противном случае регулятор впрыскивал бы финансовые ресурсы в экономику по примеру ЕЦБ. Зато инфляционные риски для Банка России очевидны: именно из-за них ключевая ставка остается на уровне 11 процентов.

Что же особенного в российской экономике, от чего снижение производства сочетается с ростом потребительских цен? Дело в том, что в России многие виды услуг и производства монополизированы, и так называемые естественные монополии регулярно повышают тарифы — то есть делают плюсовой вклад в разгон инфляции. Таким образом, крупные государственные структуры фактически спасают страну от дефляции. А Банк России между тем продолжает сражаться с ростом цен. Четыре процента к 2017 году — чтобы достичь такого уровня, проводится жесткая денежно-кредитная политика. Ее оборотная сторона — замедление экономического роста.

Источники: НаканунеРУ, «Независимая газета», ЛентаРУ

Календарь новостей

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28      
Поиск по новостям
© 2006 — 2007 Институт экономики Уральского отделения Российской академии наук

г. Екатеринбург
ул. Московская, д. 29

+7 (343) 371-45-36