620014 г. Екатеринбург
ул. Московская, д. 29
тел. +7 (343) 371-45-36

Новости

23 Марта 2016

Что будет с Россией, когда закончится нефть?

МОСКВА. Уже скоро в России иссякнет нефть, а падение добычи начнется в 2020 году. С таким предупреждением выступил министр природных ресурсов и экологии Сергей Донской. Как российская экономика отреагирует на разрушение фундамента из «черного золота»?

Холодная осень 44-го

Глава Минприроды назвал несколько любопытных цифр. Во-первых, он оценил объем запасов нефти в России в 29 миллиардов тонн (более 200 миллиардов баррелей). «Это те, которые теоретически можно извлечь из недр», — подчеркнул чиновник. В 2015 году в стране добыли примерно 505 миллионов тонн. С таким уровнем производства получается, что запасов хватит на 57 лет — до 2073 года.

Но вторая оценка, приведенная С.Донским, куда более пессимистична: «Объем доказанных запасов (о которых нам точно известно, где и сколько их, как извлекать), по оценкам экспертов, вдвое меньше, около 14 миллиардов тонн». Это только на 28 лет. То есть к 2044 году нефть может попросту иссякнуть.

Другая проблема заключается в том, что в общем объеме запасов растет доля трудноизвлекаемой нефти. По словам министра, ее выкачка требует развития технологий и серьезных финансовых вливаний. «Без новых открытий добыча традиционных запасов начнет снижаться уже с 2020 года», — предсказал министр.

Шоковая терапия

Падение добычи нефти, как и падение ее цены, — это потеря денег государством и компаниями. Инвестиционная привлекательность отрасли в целом снижается, финансовые потоки идут в другом направлении, а структура ВВП меняется. Поэтому и обвал котировок, и истощение запасов — это еще и реальные шансы сломать нефтяную иглу. «Голландская болезнь» лечится двумя способами. Либо сознательной политикой государства, пускающего сырьевые деньги на развитие сторонних отраслей (обрабатывающей промышленности, сельского хозяйства, сферы услуг; так, собственно, и поступили в Нидерландах). Либо шоковой терапией.

К шоковой терапии прибегают, когда государство сталкивается с ресурсным кризисом (в нашем случае — дешевеющая нефть, снижение добычи, уменьшение запасов). Экономике в любом случае приходится адаптироваться к новым условиям, но происходит это с драматическим падением уровня жизни населения. Яркий пример — Венесуэла. Правительство Боливарианской Республики не проводило осознанную политику развития несырьевых отраслей, и теперь население пожинает горькие плоды: инфляцию в 720 процентов (прогноз МВФ на 2016 год), обвал национальной валюты (по оценке The Economist, разница между официальным курсом боливара и его стоимостью на черном рынке достигала в определенные моменты 10 000 процентов), дефицит продуктов питания (из-за проблем в сельском хозяйстве).

Премьер-министр России Дмитрий Медведев не зря радовался дешевеющей нефти. «Вот эти трудности, с которыми мы сейчас столкнулись, если бы их не было, то их надо было бы, наверное, придумать», — говорил он, подчеркивая, что Россия должна воспользоваться моментом и изменить структуру экономики.

Слова С.Донского об истощении запасов нефти — хороший повод в очередной раз задуматься о так называемых структурных реформах, без которых, по мрачному прогнозу Минфина, Россию ждет 15 лет застоя. Суть преобразований — диверсификация экономики. Звучит просто — реализуется с большим трудом.

Нефтяное изобилие

Эксперты призывают не драматизировать ситуацию. Геологоразведка и современные технологии позволят добывать нефть еще долго. С другой стороны, Россия может столкнуться с сокращением производства в течение ближайших нескольких лет, что приведет к потере рынков.

Аналитик по нефтегазовой отрасли Райффайзенбанка Андрей Полищук признал реалистичной оценку Минприроды. «Но учитывайте, что речь идет о доказанных запасах. Это не значит, что нефть кончится через 28 лет», — говорит он. Аналитик уверен, что у российских компаний есть и технологии, и деньги на разработку трудноизвлекаемых запасов. Тем не менее, объем добычи такой нефти будет небольшим, поскольку корпорации продолжат извлекать традиционные запасы. По мнению А.Полищука, ключевой риск для России заключается в снижении добычи. «Добыча в мире, скорее всего, не упадет. Соответственно, мы будем терять долю на рынке нефти», — считает он.

 «Интерпретировать надо аккуратно: то, что доказанных запасов хватит на 28 лет, не значит, что в России к этому времени совсем закончится нефть», — говорит начальник Управления по стратегическим исследованиям в энергетике Аналитического центра при правительстве России Александр Курдин. Доказанные запасы падают в результате добычи, но растут за счет геологоразведки, напоминает он. Эксперт рассказал, что российские нефтяники обладают необходимыми технологиями: горизонтального бурения, гидроразрыва пласта, работы на шельфе — для разработки трудноизвлекаемых запасов. «Технологии есть, в том числе благодаря сотрудничеству с иностранцами», — констатирует он. Ну а наличие средств на такие проекты зависит от цен на нефть.

А.Курдин также отмечает, что падение уровня добычи в РФ прогнозируется не первый год, но до сих пор наблюдался только рост. Действительно, по последним данным Центрального диспетчерского управления (ЦДУ) ТЭК, в феврале Россия увеличила производство черного золота на 5,3 процента по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Всего за месяц было добыто 43,1 миллиона тонн. «И все же рано или поздно снижение начнется — вполне вероятно, что это будет 2020 год. Но ситуация на стороне спроса также изменится. В Европе снижается спрос на нефтепродукты, и так много нефти, как сейчас, региону не потребуется. Сокращается спрос и в Японии. Так что позиции России там могут сохраниться», — прогнозирует специалист. В развивающихся странах ситуация иная — спрос на нефть там будет расти (особенно на китайском рынке), и ограничения России по запасам и по стоимости их разработки помешают «максимизировать рыночную нишу».

«Успех адаптации России зависит от того, насколько эффективно уже сейчас природный капитал конвертируется в человеческий», — заключил А.Курдин.

КОММЕНТАРИЙ:

Какие трудности сейчас переживает нефтяной сектор и есть ли альтернатива? Об этом рассказал директор Фонда энергетической безопасности Сергей Пикин.

Вопрос: Как Вы оцениваете данные, о которых рассказал министр? Насколько велика угроза остаться без "черного золота"? 

Сергей Пикин: Он говорит о коммерческих запасах - о тех запасах, которые при нынешних технологиях и в нынешней экономической реальности целесообразно добывать. Понятно, что геологические запасы у нас колоссальные, там не на 28 лет, там на значительно большее число десятилетий хватит. И для того, чтобы эти месторождения стали экономически оправданны, для разработки необходимо, чтобы государство предприняло ряд мер - в первую очередь экономического стимулирования.

Например, сейчас обсуждается введение пилотных проектов по налогу на финансовые затраты на месторождения как раз по трудноизвлекаемым запасам. Это разумный подход, который позволит взять в оборот те месторождения, которые при текущей реальности экономически невыгодно использовать.

Плюс, необходимо также стимулировать компании для работы на малых месторождениях или месторождениях, которые почти уже исчерпаны, но в принципе там ещё можно кое-что добыть. Как правило, крупные компании ими не занимаются, это могут делать малые и средние компании.

Если государство всё-таки, наконец, примет закон о работе таких компаний в этой сфере, то это тоже будет дополнительным источником получения нефти. Причём максимальные приросты добычи в России, которые мы наблюдали, во многом были обеспечены не за счёт крупнейших корпораций, а в том числе за счёт малых и средних компаний. Они очень сильно увеличивали добычу, тем самым увеличивалась общая добыча по стране. Так что тут встает вопрос правильной политики государства для того, чтобы новая нефть, трудноизвлекаемые запасы, вошли в коммерческую плоскость.

И нужно понимать, что через 28 лет ситуация на мировом рынке будет радикально другая, на мой взгляд. Через 30 лет очевидно, что доля электротранспорта и транспорта на тяге без использования нефтепродуктов будет значительной. Транспорт потребляет примерно чуть больше 60% всех нефтепродуктов в мире. Соответственно, если половина транспорта перейдёт на другую тягу, то и нефти столько не понадобится. Поэтому надо понимать, что только на одну нефть ставку делать не следует, хотя нефть всё равно будет нужна для нефтехимических производств.

Вопрос: Если сравнить стоимость перехода на новые виды энергии без использования нефти и стоимость добычи "трудной" нефти, то что дешевле? Что выгоднее?

Сергей Пикин: Это вопрос расчётный. Технологии развиваются и в той, и в другой сферах. Например, технологии многостадийного гидроразрыва, которые используются для добычи сланцевой нефти, очень серьёзно подешевели за последние десятилетия. Даже за последний год, когда мы говорим о резком падении цен на нефть, все компании фиксируют, что они экономят уже 15%, а то и 20% на своих издержках по добыче. То же самое на электротранспорте. Ключевой вопрос — это электрические батареи, их стоимость. Чем быстрее будет снижаться стоимость, чем быстрее будут меняться технологии, например, перехода с литиево-ионных на какие-то другие батареи, тем он будет более привлекателен. Как только электротранспорт дойдёт до бюджетного сегмента - тогда можно говорить о том, что это будет целая волна. Понятно, что нужна будет инфраструктура электрозарядная, безусловно. Но это всё реальные вопросы, которые решаются за десятилетие-полтора точно.

Конфигурация нефтерынка через 30 лет будет другая. Поэтому, может быть, именно сейчас стоит всё, что есть, добыть и заниматься другими вопросами, не связанными с нефтедобычей.

Вопрос: Сергей Донской ещё в 2012 г. в своём докладе говорил о том, что шельфовые запасы составляют порядка 110 трлн тонн нефти - получается, их хватит ещё надолго?

Сергей Пикин: Да, на десятилетия, только шельфовые запасы - это как раз трудноизвлекаемые запасы. То же самое - возьмите Баженовскую свиту, где объём запасов сопоставим со всеми запасами континентального шельфа, но технологии адекватной разработки пока нет, чтобы там "экономика" получилась. То же самое по шельфу. Поэтому геологически у нас нефти много, и хватит на полвека, а то и на век. Вопрос только в том, что не вся нефть, которая есть, при данных технологиях может быть добыта, и второе - экономически выгодно ли её добывать при существующих технологиях?

Вопрос: А что случится, когда нефть кончится? И может ли она кончиться вообще?

Сергей Пикин: Ещё в советских учебниках писали, что в нынешнее, то есть уже в наше время нефти уже в принципе не должно было быть. Однако мы фиксируем, что её сегодня больше, чем тогда было. Технологии не стоят на месте, и с каждым десятилетием идёт, наоборот, увеличение разведанных запасов, но эти запасы становятся более тяжёлыми для освоения.

По легкойдобываемой нефти мы и другие страны находимся на пике добычи либо снижаемся с пиков. Сейчас прирост геологических запасов идёт за счёт трудноизвлекаемого сырья, порядка 60% - это уже не "лёгкая" нефть. То же самое по другим странам. "Лёгкая" нефть действительно заканчивается, и заканчивается очень быстро. Дальше наступает этап "тяжёлой" нефти, а это уже выбор между альтернативными источниками энергии и этой энергией. И дальше вопрос экономической целесообразности и экологической целесообразности. Заседание Парижского клуба, которое было в прошлом году, показало, что тренд всех развитых стран в том, чтобы уходить от ископаемого топлива, от углеводородов в сторону более чистой технологии. Они заявили, что будут двигаться в эту сторону и вкладывать в это колоссальные деньги.Пока я бы к этому не относился так серьёзно - в нашей текущей экономической действительности у нас задача ночь простоять да день продержаться, а 28 лет в такой ситуации - это почти бесконечность.

А В ЭТО ВРЕМЯ…

СЫКТЫВКАР. Временно исполняющий обязанности Главы Республики Коми Сергей Гапликов и президент ПАО «ЛУКОЙЛ» Вагит Алекперов подписали протокол к Соглашению о сотрудничестве между республикой и компанией на 2016 год. Стороны договорились о расширении взаимодействия между регионом и компанией в различных сферах жизнедеятельности - строительстве и реконструкции инфраструктурных объектов, проведении благотворительных акций и проектов. В частности, средства ЛУКОЙЛа будут направлены на строительство многоквартирных жилых домов в городе Усинске и посёлке Ярега и ремонт дорог.

Также соглашение предусматривает сотрудничество в развитии научно-технического потенциала Республики Коми, проведении научных исследований, выделение грантов, направленных на финансирование научных и прикладных искусств.

«Для нас очень важны отношения, которые складываются с руководством Республики Коми. Компания уже больше 20 лет работает на месторождениях Республики Коми, Ненецкого автономного округа - сегодня это единый нефтяной комплекс, который является базовым в нашем энергетическом сегменте. Мы начинаем новые инициативы, входим в новый элемент бизнеса - строим две генерирующие станции, которые будут вырабатывать электро- и теплоэнергию и тепло для наших сложных месторождений. Компания ежегодно увеличивает инвестиции и в собственное производство и в социальную сферу. Соглашение, которое подписано сегодня, отвечает и интересам населения республики и, конечно, интересам компании - её развития как в геологоразведке, так и в нефтепереработке. Я благодарен за тот конструктивизм, который отличает ваш стиль работы, в решении вопросов, особенно связанных с освоением новых месторождений. Я уверен, что наша компания все пункты соглашения выполнит», - подчеркнул В.Алекперов.

Руководитель Республики Коми поблагодарил президента ЛУКОЙЛа за поддержку в реализации проектов на территории региона: «Компания является одним из флагманов отечественной индустрии углеводородной добычи и переработки и для нас крайне важно, что вы уделяете особое внимание решению социальных вопросов.

«Сегодня соглашение содержит более 1,4 миллиарда рублей - это социальные инвестиции, это вопросы совместного повышения уровня занятости населения и многое другое. И, подписывая соглашение, я больше чем уверен, что всё, о чем мы договорились, будет выполнено, и многолетнее сотрудничество будет продолжаться», - заявил С.Гапликов.

Источники: ЛентаРУ, НаканунеРУ, сайт Главы Республики Коми

Календарь новостей

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  
Поиск по новостям
© 2006 — 2007 Институт экономики Уральского отделения Российской академии наук

г. Екатеринбург
ул. Московская, д. 29

+7 (343) 371-45-36