620014 г. Екатеринбург
ул. Московская, д. 29
тел. +7 (343) 371-45-36

Новости

24 Марта 2016

Научный метод историков

ИЖЕВСК. На днях исполнилось 85 лет старейшему академическому институту нашей республики – Удмуртскому институту истории, языка и литературы Уральского отделения РАН. Об институте, о его месте в истории и культуре Удмуртии, о современной России, о реформе РАН и других насущных вопросах рассказал директор учреждения – доктор исторических наук Алексей Загребин.

- Расскажите, для чего был создан институт и какова его роль в системе академической науки Удмуртии?

- Удмуртия – хотя мы, к сожалению, мало об этом говорим – сложилась, в том числе, и как регион большой науки. Это произошло в советское время. Во второй половине 1970-х годов в Ижевске начал формироваться Физико-технический институт. В начале 1990-х годов появился Институт прикладной механики.

Но старейшим научно-исследовательским учреждением в республике является Удмуртский институт истории, языка и литературы, которому 10 марта 2016 года исполнилось 85 лет.

Ни физикой, ни математикой озаботились власти в начале 1930-х годов, а историей, языком и литературой. Не от того, что библейскую истину вспомнили о том, что прежде было слово. А потому что «слово», это – идея, фундамент, за которым следует и техника, и экономика. Если нет идеи, все остальное бессмысленно. А идею, как правило, формулируют гуманитарии.

Возвращаясь к академической науке в Удмуртии, можно сказать, что ныне мы, отчасти, пожинаем плоды той завесы молчания, когда большая наука в регионе есть, но о ней мало кто знает. Во многом это объясняется тем, что немалая часть естественнонаучных разработок проходила, что называется, по спецтематике.

Самые мощные научные центры Уральского отделения РАН находятся в Екатеринбурге, Перми и, как ни странно, в Сыктывкаре. Город с населением чуть более 200 тысяч человек вместил в себя 6 крупных академических институтов и несколько тысяч работающих. При этом доля академических ученых в Ижевске с населением почти в 700 тысяч человек, – что-то около 400. Но не в численном измерении состоит академическая наука, а в эффективности. В этом отношении наши институты не уступают лучшим НИИ Урала.

Ситуация стала динамично меняться, когда в июле 2013 года началась реформа Российской академии наук. Был создан новый государственный орган исполнительной власти - Федеральное агентство научных организаций (ФАНО России), в ведение которого перешли все институты РАН, РАМН и РАСХН.

Это уже не мое мнение, это аксиома: появление госоргана позволило привести в порядок академическое имущество, юридические, хозяйственные вопросы. И это большой плюс. Другое дело, что пока не отработан механизм взаимодействия ученых и государственных служащих, РАН и ФАНО. Есть дублирование отчетности, что увеличивает бюрократическую нагрузку на учреждения.

По традиции Академии наук, во главе института всегда находился один из ведущих ученых. Директор – это, прежде всего, научный лидер, который работает больше, лучше и эффективнее многих других. Сейчас это не всегда срабатывает, потому что в новой системе руководитель, прежде всего, чиновник. Это и личная драма многих директоров, особенно тех, кто начал работать в советское время.

- Как удается справляться?

- Я стал директором института в 35 лет и как ученый рос на руководящем месте, не разделяя администрирование, хозяйственно-экономические вопросы от научной деятельности. Все это крайне непросто, потому что институты, как правило, самостоятельно хозяйствующие субъекты, которые несут ответственность за своевременную выплату налогов, за коммуникации, поддержание жизнедеятельности зданий и сооружений. Такова реальность.

- Но при этом вы успеваете участвовать в общественной деятельности?

- Чуть более года назад 33 НКО Удмуртской Республики учредили «Ассамблею народов Удмуртии», руководство которой доверили мне. За год с небольшим мы смогли привлечь средства и найти партнеров для проведения разного рода конкурсов, направленных на развитие межэтнической толерантности, историческое просвещение, издание литературы для мигрантов, организацию воскресных школ с уроками патриотизма, и постепенно подошли к всероссийским мероприятиям.

Впереди у нас значительное мероприятие – масштабная всероссийская акция Большой этнографический диктант. Он состоится в сентябре 2016 года с подведением итогов 4 ноября, в День народного единства и в День государственности Удмуртии. Центром акции станет наша республика и ее столица – Ижевск. Тем самым мы привлекаем внимание к нашему региону. Вся Россия будет тяготеть к Удмуртии в этот день.

В начале июля 2017 года Удмуртский институт истории, языка и литературы УрО РАН и Ассамблея народов Удмуртии, опираясь на поддержку Главы Удмуртской Республики Александра Соловьева, который является почетным председателем нашей ассамблеи, будет проводить XV Конгресс ассоциации антропологов и этнологов России. Со всей страны, из ближнего и дальнего зарубежья приедут специалисты в области этничности, этнополитики и государственные деятели.

Помимо безусловного научного значения, это мероприятие будет иметь большое значение для повышения имиджевой привлекательности Удмуртии. Чтобы республика звучала – через позитивные дела, через приезд знаковых людей, и многие другие компоненты, которые позволяют увидеть что-то новое в регионе.

- Получается, роль общественных организаций нельзя недооценивать в деле создания имиджа, позиционирования Удмуртии?

- На мой взгляд, общественные организации – это будущее России. Государство будет развиваться, если будет целенаправленно поддерживать общественные инициативы. Именно так начинала развиваться Россия во второй половине XIX века – общественной инициативой. Отсюда и родившиеся в те времена земства, которые содержали школы, больницы, пункты питания, народные дома, ремесленные школы.

Если взглянуть на спектр общественных организаций наших дней, он чрезвычайно широк. Это та ситуация, когда количество со временем должно перейти в качество. Пока, мы еще не дошли до качественной эволюции, но это неизбежно.

- Продвижение Удмуртии, на Ваш взгляд, должно акцентироваться вокруг национальной составляющей региона? Или это не имеет большого значения?

- Этническая составляющая – важный компонент в выстраивании отношений с федеральным центром. Правильно используя этот фактор, можно добиваться результата. В последнее время он стал гораздо более активизирован. Например, год Удмуртии в Москве, многочисленные выставки и мероприятия, которые прошли за последние полтора-два года. Едва ли не половину времени проводя в поездках по стране, я вижу, как Удмуртия начала звучать. Пусть не повсеместно. Но там где надо, эта составляющая работает.

- Говоря об Удмуртии и образовании, невозможно пройти мимо вопроса преподавания удмуртского языка. Отсутствие учебников на удмуртском языке – насколько остра эта проблема?

- Как и в любой проблеме, здесь есть много сторон, разные интересы, разные видения. Если затронуть юридическую составляющую – да, федерация требует соблюдения определенного канона. Но в Конституции Удмуртской Республики сказано о двух государственных языках. Значит, нужно сделать все для того, чтобы обеспечить право обучения на родном языке.

Необходимо понять, что проблем здесь больше, нежели кажется. Это не только вопрос лицензирования учебников, но и то, как поставлено обучение удмуртскому языку в целом. Учебники это только следствие.

Сокращаются часы преподавания удмуртского в школах, уходя в факультативы, в разные иные формы – даже в населенных пунктах с преобладающим удмуртским населением, где исторически велось обучение родному языку. Мне кажется, с этим надо что-то делать. Причем как в части учебников, так и в части обучения – это проблема государственная. И решать ее нужно на уровне республиканских и федеральных властей. Ее нельзя оставлять только на общественную инициативу. Должна быть четко определенная позиция министерства образования и науки УР.

Что касается лицензирования учебников, я думаю, на уровне федеральной власти должны включиться механизмы поддержки и льготного прохождения данной процедуры. Если мы не хотим потерять национальные языки, надо ставить вопрос на уровне Государственной Думы и Администрации Президента РФ. В том числе, этим должны заниматься депутаты от Удмуртии.

- Поэтому Вы приняли решение участвовать в праймериз «Единой России» для выдвижения в кандидаты в депутаты Госдумы РФ?

- В эти непростые с точки зрения экономики и политики времена, каждый человек должен сделать свой выбор. И этот выбор, в том числе должен сделать человек, который, с одной стороны, является представителем науки, а с другой стороны, занимается общественной деятельностью.

Пришло время, как мне кажется, людям науки стать более социально- и политически активными. Так всегда происходило в непростые для Отечества времена, когда интеллигенция проявляла свой голос, предлагала свои пути решения проблем, свои знания и умения.

Не может быть науки ради науки, не может быть образования ради образования, не может быть и культуры ради культуры. Все это вместе должно работать на благо людей. И это благо не измеряется только в рублях или в киловаттах. Конечно, комфортно ездить по замечательным дорогам с асфальтовым покрытием. Но когда не знаешь, куда едешь, становится страшно. Поэтому хорошо, когда едешь по хорошей дороге, знаешь, куда, зачем и что хочешь увидеть в конце пути. Поэтому, мне кажется, пришло время для «людей знания» прийти в политику.

- Какие задачи ставите перед собой?

- Надо начинать с того, что знаешь лучше всего. Я ученый и преподаватель, и профессиональную деятельность начинал как школьный учитель. Учителем остаюсь и по сей день, читая лекции в университете. Образование – это ключевой пункт нашей жизни. От того, как мы учим и как мы учимся, зависит многое.

Имея уже определенный опыт, более 20 лет работы в высшей школе, я могу наблюдать не самую радостную картину. Качество подготовки будущих абитуриентов падает. Лучшие из выпускников школ, имеющие высокий балл ЕГЭ, нередко покидают нашу республику. Мы часто говорим об оттоке интеллекта из России. Но параллельно идет и отток интеллекта из регионов.

Самое время задаться вопросом: что мы будем иметь на выходе лет через пять, десять? Ответ не очень радостный. Необходимо что-то менять, искать выходы из этой ситуации, иначе будущее может быть печально.

Вопросы, связанные с улучшением образовательной ситуации, должны рассматриваться в комплексе: начиная с детского сада заканчивая аспирантурой. В конце концов, кто будет заниматься производством высокого знания? Без этого и ракеты не полетят, и Александра Сергеевича Пушкина на память никто не процитирует. Может быть, громко сказано, но тревожные звоночки уже есть.

Если говорить о культуре, мы должны, прежде всего, задать себе вопрос – что есть такое культура? Ответ очень простой. Само слово в переводе с латинского означает: «возделывать». Если не сохранять ранее достигнутый культурный уровень, не прививать новые ростки, не осваивать новые направления, то культура рискует захиреть. Культура – дело затратное, она часто не приносит прямой выгоды. Но ей нужно заниматься каждодневно, поддерживая и развивая. По одной простой причине: мы не оставим после себя ничего, кроме культуры.

Казалось бы – это всё вещи, оторванные от реальной жизни. Их не намажешь на хлеб. Но если мы не будем вкладывать средства в свою систему образования, в свои культурные основы, этнические традиции – мы будем изучать и осваивать чужие. Так мы рискуем утратить ощущение родной земли под ногами.

- Ожидаете ли вы, что борьба между кандидатами будет ожесточенной?

- Борьбы я не боюсь, так как в той сфере, которую я профессионально представляю, это неотъемлемая часть жизни. Все должности в научных учреждениях выборные, всегда на альтернативной основе. То есть, в определенной степени «выборные перипетии» мне знакомы.

Если бы у меня не было опыта отстаивания своей точки зрения, – а именно на этом стоит наука, – наверно, я бы никогда не взялся за это дело. Самое главное: иметь позицию. Намного сложнее тем, у кого вместо позиции, композиция сформулированная спичрайтерами и политтехнологами.

Не так давно я услышал тезис нашего Президента Владимира Владимировича Путина о том, что патриотизм – наша национальная идея. Я задал себе вопрос: а что для меня означает слово «патриотизм»? Для меня патриотизм – это ощущение сопричастности и ответственности.

И мой потенциальный избиратель – это человек, ощущающий свою сопричастность к жизни в Удмуртии, к жизни в своем населенном пункте, к жизни в России. Тот, кто ответственно делает свой выбор. Тот, кто желает изменить что-то в положительную сторону в том месте, в котором он живет.

А В ЭТО ВРЕМЯ…

ТЮМЕНЬ. Индустриальный потенциал Урала стал главным арсеналом Великой Победы и оплотом послевоенного восстановления страны. Об этом заявил губернатор Тюменской области Владимир Якушев на встрече с представителями Российского исторического общества.

"Тема роли уральского региона в истории России, на мой взгляд, актуальна как в историческом, профессиональном контексте, так и с практической точки зрения, особенно в современных политических и социально-экономических условиях. Роль Урала в укреплении могущества нашей страны трудно переоценить. В годы Великой Отечественной войны вся индустрия региона была поставлена на то, чтобы в кратчайшие сроки предприятия переориентировались на военную экономику. За этот период объем производства вырос в шесть раз, около 40 процентов всей военной продукции выпускалось здесь, из них 70 процентов всех танков и артиллерийских орудий страны", - отметил В.Якушев.

Источники: Udm.info, ИА «Тюменская линия»

Календарь новостей

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31  
Поиск по новостям
© 2006 — 2007 Институт экономики Уральского отделения Российской академии наук

г. Екатеринбург
ул. Московская, д. 29

+7 (343) 371-45-36