620014 г. Екатеринбург
ул. Московская, д. 29
тел. +7 (343) 371-45-36

Новости

09 Марта 2016

Экономист Яков Миркин - о возможных сценариях развития России

МОСКВА. Как связаны между собой колебания курса доллара и мировых цен на нефть? Что будет с российской экономикой в 2016 году и что сейчас сдерживает ее от падения? По какому пути она будет развиваться в дальнейшем? Об этом на лекции в Культурном центре ЗИЛ, организованной Советом по внешней и оборонной политике (СВОП), рассказал доктор экономических наук, заведующий отделом международных рынков капитала ИМЭМО РАН Яков Миркин.

Эпоха дешевой нефти

Структура нынешней российской экономики такова, что она сильно зависит как от экспорта сырья, так и от импорта оборудования, технологий и потребительских товаров. Более 70 процентов вывозимых из нашей страны товаров и услуг приходится на нефть, газ, металлы, лес и удобрения, а от поставок из-за рубежа больше всего зависят отечественные станкостроение и электронная промышленность (80-90 процентов), фармацевтика, тяжелая и пищевая промышленность (60-80 процентов), а также розничная торговля (40 процентов). Поэтому сейчас наша экономика оказалась под сильнейшим давлением внешних факторов, а именно:

— падение мировых цен на сырье; вытеснение с прежних сырьевых рынков (Европа постепенно стремится сократить долю России на своем рынке топлива); экономические санкции, финансовый и технологический бойкот Запада при критической зависимости во многих отраслях российской экономики от импорта; циклическое укрепление доллара.

На колебаниях курса доллара остановимся подробнее, поскольку они тесно связаны с изменениями цен на сырье. Это происходит из-за того, что доллар является мировой резервной валютой, а сырье с 2000-х годов стало финансовым товаром, и все расчеты и цены на него формируются именно в долларах. При ослаблении доллара цены на сырье растут, а при его укреплении — наоборот, падают.

Но доллару свойственны длинные (по 15-17 лет) циклы колебаний: от ослабления до укрепления. С 2000 по 2008 год он был слабым, а высокие цены на сырье способствовали небывалому доселе росту российской экономики. После кризиса 2008 года доллар медленно укреплялся, и вслед за этим постепенно падали цены на металлы (2011-й), зерно (2012-й) и нефть (2014-й). Поэтому следует ожидать, что эпоха сильного доллара и дешевой нефти продлится примерно до 2018-2019 годов, если не случится неожиданного вмешательства внеэкономических факторов (например, новых геополитических шоков и других «черных лебедей»).

О роли ВВП

Помимо внешних обстоятельств, на российскую экономику серьезным образом воздействуют и внутренние факторы:

— огромная административно-регулятивная нагрузка на бизнес;
— высокая инфляция;
— сверхвысокий банковский процент;
— тяжелое налоговое бремя при слабых налоговых стимулах для роста (60-70 процентов стран имеют меньшую фискальную нагрузку, чем Россия);
— общая деградация финансовых институтов и сверхконцентрация в финансовом секторе;
— рост военных расходов, приоритет затратных мегапроектов и опора на неэффективные госкорпорации;
— сверхжесткая финансовая политика, направленная на снижение денежной массы.

Казалось бы, при таком внушительном наборе внешних и внутренних негативных факторов в последние два года отечественная экономика должна была бы катастрофически обрушиться. Есть несколько объяснений, почему этого не случилось:

— «жирок», накопленный российской экономикой к началу кризиса (минимальный госдолг, положительное сальдо торгового баланса, большие золотовалютные резервы и бездефицитный бюджет);
— положительный эффект от девальвации рубля, создавший возможности для импортозамещения в сельском хозяйстве и фармацевтике;
— сохранение прежних объемов добычи и экспорта сырья (сырьевые компании до сих пор прибыльны, что тоже стало одним из эффектов девальвации рубля);
— огромный размер теневой («серой») экономики — свыше 42 процентов ВВП России (по данным Всемирного банка);
— рост военных расходов, ожививший оборонную промышленность;
— передача заказов от иностранных предприятий к отечественным производителям (хотя при этом есть риск «окукливания» экономики и превращения ее в автаркию).

Мы видим, что наша экономика после сильного шокового удара несколько стабилизировалась и медленно стагнирует. В этой связи возникает очень важный вопрос: можно ли в принципе отследить, когда состояние экономики ухудшится настолько, что неминуемо приведет к социальному взрыву и политическому кризису? Таким индикатором служит уровень валового внутреннего продукта (ВВП) на душу населения: когда он резко опускается в 2-3 раза, тогда действительно в стране можно ожидать серьезных потрясений.

Например, на Украине ВВП на душу населения сократился с 4,1 тысячи долларов в 2013 году до 2 тысяч долларов в 2015-м (то есть ровно в два раза). В России за аналогичный период времени этот показатель снизился с 14,5 тысячи долларов до 8,4 тысячи долларов, а в Москве — с 30 тысяч долларов до 18 тысяч. Поэтому и для нашего общества, и для российской власти очень важно не допустить в дальнейшем его резкого обвального падения.

Прогноз на 2016 год

Можно с осторожностью прогнозировать, что в 2016 году российская экономика будет продолжать медленно и стабильно деградировать. Цены на нефть марки Brent будут колебаться в коридоре от 33 до 43 долларов за баррель, а курс отечественной национальной валюты — от 75 до 90 рублей за доллар. Инфляция в России составит 12-18 процентов, при этом будут регулярно расти установленные государством тарифы. Валовый внутренний продукт окончательно станет отрицательным (от -1 процента до -5 процентов), а ВВП на душу населения сохранится на уровне 7400-8000 долларов.

Санкции против нас не отменят, и Россия все больше станет замыкаться в себе, увеличивая технологическое и институциональное отставание от Запада. Экономика страны станет еще больше мобилизационной и милитаризированной, но ее состояние мало кого будет волновать — все внимание переключится на геополитические проблемы. Следует оговориться, что все это может случиться, если не произойдет ярких перемен в экономической политике и в образе мира, которым руководствуются те, кто принимают решения на высшем уровне.

Теперь рассмотрим наиболее вероятные сценарии будущего российской экономики на ближайшие годы и их возможные последствия.

Сценарий №1: «Цунами»

Крайне неблагоприятная внешнеэкономическая конъюнктура, полный разрыв с Западом и, как следствие, обострение экономического кризиса с переходом в политический шторм. Россия превращается в страну-изгоя, в морально устаревшую державу, завернутую в санкции, в заповедник раритетной техники с милитаризированной экономикой. Отрицательный кадровый отбор приводит к бессмысленным попыткам «рвануть вперед» за счет увеличения военных расходов и новых сверхзатратных мегапроектов, которые закономерным образом разобьются о стену технологического тупика.

Сокращение ВВП и потребления домохозяйств приводит к включению печатного станка, введению фиксированного валютного курса, а затем к замораживанию цен и продуктовому дефициту. Резко падает производительность труда и реальные доходы населения — Россия становится чем-то средним между прежним Ираном (до отмены санкций) и нынешней Венесуэлой. Вероятность такого развития событий — 10-15 процентов.

Сценарий №2: «Замороженная экономика»

Полузакрытая стагнационная экономика латиноамериканского образца с устаревающими технологиями, где все крупные хозяйственные процессы заморожены, а соседние страны постепенно сокращают зависимость от России как основного поставщика сырья. На горизонте в 5-10 лет нарастает технологическое устаревание, происходит дальнейшее упрощение структуры экономики и сокращение промышленной базы. Экономика становится все более неустойчивой и зависимой от мировых цен на сырье при стабильно низких темпах роста в 0-2 процента и постоянных резких колебаниях курса рубля.

Для этого сценария характерны уровень инфляции свыше 10 процентов и постоянный рост государственных тарифов, а также усиление налогового и административного давления на бизнес. Иностранные инвестиции ограничиваются отдельными сырьевыми проектами, а из России вымываются последние качественные людские ресурсы и капиталы.

Низкий рост производительности труда и «замораживание» реальных доходов населения сопровождается бодрыми реляциями о трудовых победах и успехах экономики. В перспективе при таком сценарии Россию ждут неизбежный надлом и дестабилизация. Вероятность его реализации — 40 процентов.

Сценарий №3: «Управляемый холод»

Кадровые перестановки на всех уровнях власти в рамках неизменной политической системы и вертикали власти. На смену неэффективным и вороватым руководителям под лозунгом экономической модернизации приходят молодые амбициозные технократы. Это вариант является разновидностью предыдущего сценария, но он более гибкий и менее однозначный — при нем прежняя экономическая модель дополняется новыми элементами модернизации и реконструкции. Иными словами, это модернизация паровоза, который, сколько ни отмывай и ни перекрашивай, все равно остается паровозом.

При таком развитии событий сползание к дестабилизации проходит чуть медленнее, с периодическими попытками улучшить систему при помощи устранения ее «отдельных недостатков». Этот сценарий очень похож на попытки испанского диктатора Франко на рубеже 1950-1960-х годов модернизировать экономику страны по либеральным рецептам (стабилизационный план 1959 года). Его вероятность составляет 30 процентов.

Сценарий №4: «Внезапный поворот»

Радикально-либеральный план, предусматривающий попытку создать собственное «экономическое чудо» и уйти в экономический форсаж. Власти объявляют о политике дешевого кредита и дешевого процента, о сильных налоговых стимулах для ведения бизнеса, о сокращении налогового бремени, о введении сильного антимонопольного регулирования и максимума льгот для среднего и малого бизнеса. Россия восстанавливает контакты с Западом (особенно с Европой), активно сотрудничает с ним в борьбе с международным терроризмом и религиозным экстремизмом.

Решительная и неуклонная реализация этого сценария постепенно приводит к оздоровлению экономики, стабилизации валютного курса, ослаблению инфляции и взрывном росту прямых иностранных инвестиций. Это, в свою очередь, вызывает сокращение доли государства в экономике, прекращение порочной практики отмывания капиталов через офшоры, а затем и уверенный рост доли среднего и малого бизнеса в ВВП, а также повышение производительности труда и реальных доходов населения. Вероятность — 10 процентов.

Образ будущего России

Таким образом, мы видим, что первые три сценария неизбежно (разница лишь во времени) ведут к слому социально-экономической, а затем и политической стабильности в нашей стране. Лишь реализация элементов четвертого варианта дает России шанс на создание своего образа будущего в XXI веке. Конечно, все вышеперечисленные пути развития вряд ли будут воплощать в жизнь в их чистом виде — наиболее вероятно применение бесчисленных комбинаций из их элементов в зависимости от экономической или политической ситуации.

Но формулирование и обсуждение этих будущих стратегических развилок полезно уже тем, что позволяет сейчас создать альтернативную повестку дня для нашего общества. В любом случае, чтобы адекватно ответить на усиливающееся внешнее давление, Россия обязана уйти от неудачной экономической модели последних 25 лет, базирующейся на постоянном дележе ресурсов и полномочий, к экономике стимулирования развития и роста — только тогда у нашей страны будет будущее.

А В ЭТО ВРЕМЯ…

За минувший год число граждан, живущих за чертой бедности, увеличилось в России на 3 миллиона человек и достигло 19 миллионов. Согласно социологическим опросам, к среднему классу отнесли себя 44 процента россиян, причем 60 процентов из них не заметили ухудшения своего положения. Но многие из тех, кто сегодня относит себя к «средним», к концу года пополнят класс бедняков.

Число людей с доходами ниже прожиточного минимума (в третьем квартале прошлого года он зафиксирован на уровне 9673 рублей) выросло почти на 19 процентов. При этом в течение 2015 года показатель менялся: в первом квартале Росстат причислил к бедным людям 22,9 миллиона россиян, во втором — 20,1 миллиона, в третьем — 17,9 миллиона.

В среднем, по оценке главы Министерства труда Максима Топилина, число бедных россиян в 2015 году составило 19 миллионов человек. Это на три миллиона больше, чем в 2014-м, «60 процентов, а то и 70 процентов бедных — это семьи с детьми», заявил чиновник.

Изменение численности людей, живущих за чертой бедности, иногда бывает связано с движением самой этой черты. Порог прожиточного минимума периодически меняется — в зависимости от пересчета статистическим ведомством стоимости потребительской корзины, а также от данных об уровне цен и расходов по обязательным платежам. Но в 2015 году эти оценки поменялись в сторону более оптимистичных показателей.

Например, в третьем квартале прошлого года он был понижен с 10 017 рублей до 9673 рублей, и уровень бедности снизился. Таким образом, к категории нуждающихся перестали относиться граждане с доходом выше 9673 рублей, хотя буквально месяцем ранее они считались бедными. При этом численность бедных все равно серьезно выросла. Снижение порога бедности произошло из-за того, что в потребительской корзине, используемой для его расчета, высока доля продуктов питания, подверженных сезонному снижению цен (более 95 процентов). Падение цен на плодоовощную продукцию происходит как раз в третьем квартале.

Как отмечает завлабораторией исследований рынков труда и пенсионных систем Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС Елена Гришина, методика подсчета расходов на непродовольственные товары и услуги при определении прожиточного минимума не позволяет учесть реальное ухудшение материального положения социально уязвимых домохозяйств. По ее словам, структура потребления меняется, а рост цен по отдельным группам товаров крайне неравномерен. В результате семьи, в которых есть пенсионеры и инвалиды, покупающие лекарства, страдают от повышения цен гораздо больше, но это не отражают усредненные показатели Росстата.

Не внушают оптимизма и данные о реальных доходах населения. В январе они снизились на 6,3 процента по сравнению с аналогичным месяцем 2015 года. За 12 месяцев зарплаты прибавили всего 3,1 процента в номинальном выражении при инфляции в 12,9 процента: их средний размер составил 32 122 рубля.

Падение уровня жизни отражается и в социологических опросах. По данным ВЦИОМ, в конце прошлого года 49 процентов россиян пожаловались на ухудшение материального состояния. В то же время, по данным опросов, граждане, относящие себя к среднему классу, ощущают кризис гораздо меньше.

Согласно исследованию Института социологии РАН, в 2015 году к среднему классу в России относились 44 процента населения. И большая часть этих людей (60 процентов) не заметили кризиса и ухудшения своего положения в обществе. Опросы, которые легли в основу исследования, проводились в 1999, 2003, 2014 и 2015 годах с выборкой в 1900 человек.

Социологи отнесли к среднему классу тех, кто попадает под следующие категории: наличие как минимум среднего специального образования, занятие умственным трудом, доход на уровне среднего для места проживания и самоидентификация.

В РАН подчеркивают, что средний класс сегодня гораздо более успешен по сравнению с другими группами населения России. Тем не менее, динамика его достижений в масштабе 10-15-летнего периода выглядит неутешительно. Число тех, кто не смог добиться значимых изменений в жизни, выросло с 2003 по 2015 год в 1,86 раза (в 1,06 раза — для остальных россиян).

Опросы показывают, что средний класс в России достаточно оптимистичен, что делает его более устойчивым к возможным потрясениям. А тенденции, сложившиеся в отечественной экономике, делают эти потрясения весьма вероятными.

Экономист Яков Миркин предупредил, что в текущем году бедных станет больше. Впрочем, ухудшение наблюдается по всем основным социальным параметрам: «Сейчас в России слабеющая экономика: основные показатели идут по наклонной траектории. Что же касается нынешнего года, страну ожидает стагнация, и то при условии, что не случится какого-либо внешнего или внутреннего шока».

По оценке Я.Миркина, класс бедняков пополнится с нынешнего уровня еще на 19-21 процент, а в случае «шокового» сценария — на все 22 процента. Так что количество граждан с доходами ниже прожиточного минимума увеличится на 3,6-4,2 миллиона человек.

Другие социальные параметры, по подсчетам Я.Миркина, также изменятся: вырастет безработица, уменьшатся реальные доходы и зарплаты. В январе 2016 года реальная зарплата снизилась на 6,1 процента по сравнению с аналогичным периодом 2015-го. Денежные доходы населения упали примерно на ту же величину — 6,3 процента по сравнению с январем 2015 года.

Прогноз эксперта гораздо пессимистичнее ожиданий министра труда М.Топилина. Чиновник тоже не исключил дальнейшего снижения средней заработной платы, однако, по его мнению, в этом году оно не будет драматичным. Как пояснил министр, реальные зарплаты «будут, может быть, чуть-чуть снижаться, но в пределах 3-4 процентов». По прогнозу Я.Миркина, падение основных социальных показателей, включая реальные зарплаты, составит от 8-9 до 15-20 процентов.

Уровень безработицы М.Топилин также ожидает «вполне приемлемый»: в пределах 6,2-6,3 процента по итогам года. Министр труда напомнил, что на поддержку рынка труда в правительственном плане предусмотрены 3 миллиарда рублей, а в бюджете зарезервированы на эти цели еще 7 миллиардов.

Я.Миркин прогнозирует достаточно тяжелое положение дел в социальной сфере. Если по итогам 2015 года был зафиксирован небольшой, но все же прирост населения (0,17 процента), то итогом текущего года станет естественная убыль.

Е.Гришина также отмечает, что планируемая индексация пенсий и социальных выплат ниже уровня инфляции за 2015 год существенным образом снизит материальную обеспеченность самых уязвимых слоев населения в 2016 году. В 2015-м страховые пенсии были проиндексированы на 11,4 процента, то есть на уровень инфляции 2014-го, а в нынешнем году их планируют повысить всего на 4 процента — притом что цены в прошлом году возросли почти на 13 процентов.

По мнению эксперта, падение реальной среднемесячной зарплаты в 2016 году окажется, скорее всего, несколько меньшим, чем в 2015-м. «Важно отметить, что получателей пенсий имеет в своем составе более половины всех домохозяйств, таким образом снижение реального размера пенсий окажет в целом ощутимое негативное влияние на материальное положение всего населения», — подчеркнула Е.Гришина.

То, что ожидания чиновников оптимистичнее прогнозов независимых экспертов, — вполне обычное дело. Относительный оптимизм министра М.Топилина также объясним — ведь это сфера ответственности его ведомства. Однако оптимизм российских граждан, отраженный в опросах, пока непонятен: то ли это решимость справиться с трудностями, то ли безмятежность и непонимание глубины кризиса, который сейчас переживает Россия. В последнем случае внезапное падение уровня доходов может оказаться крайне болезненным.

КСТАТИ:

Средние месячные зарплаты российских госслужащих в 2015 году выросли на 2,3 процента и составили 111,3 тысячи рублей. Об этом свидетельствуют данные, опубликованные Росстатом.

Самая высокая зарплата среди федеральных госслужащих, по данным Росстата, оказалась у сотрудников аппарата правительства: их среднемесячный заработок составил 232 тысячи рублей. Зарплаты сотрудников администрации президента оказались чуть ниже — 217 тысяч рублей, третье место по величине зарплат у работников Счетной палаты — 188 тысяч рублей.

При этом в аппарате правительства и администрации президента зарплаты по сравнению с 2014 годом снизились на 7 и 6,5 процента соответственно, тогда как в Счетной палате выросли на 17,4 процента. Больше всего зарплаты в 2015 году увеличились у работников органов государственной власти, составив в среднем 150 тысяч рублей. Так, зарплаты сотрудников Совета Федерации выросли на 42,2 процента, а их коллег из Госдумы — на 30,7 процента. Среди министерств самый высокий рост зарплаты оказался в МИД — на 29,9 процента, до 148,2 тысяч рублей.

Меньше всего среди федеральных чиновников получали работники Следственного комитета, Федерального агентства морского и речного транспорта и Федерального агентства по государственным резервам: 47, 55 и 56 тысяч рублей соответственно. При этом в СК РФ зарплаты сократились по сравнению с 2014 годом более чем в два раза — на 57,1 процента,

В начале марта 2015 г. Президент России Владимир Путин подписал указ о сокращении зарплат аппарата правительства, президентской администрации, министров и руководителей ряда других госорганов — генерального прокурора, председателя Следственного комитета, директоров ФСБ, СВР, ФСО и ФСКН.

Источник: ЛентаРУ

Календарь новостей

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31  
Поиск по новостям
© 2006 — 2007 Институт экономики Уральского отделения Российской академии наук

г. Екатеринбург
ул. Московская, д. 29

+7 (343) 371-45-36