620014 г. Екатеринбург
ул. Московская, д. 29
тел. +7 (343) 371-45-36

Новости

18 Февраля 2016

Пойдет ли правительство на обвал рубля?

МОСКВА. Для покрытия дефицита российского бюджета курс доллара должен быть гораздо выше: по разным оценкам — от 100 до 200 рублей. Именно такая стоимость американской валюты позволяет сгладить негативный эффект от падения цен на нефть. Чтобы пополнить казну, правительству придется выбрать меньшее из зол — девальвировать рубль, потратить резервы или нарастить госдолг.

Дефолтные девяностые

«Не будет. Твердо и четко», — так 14 августа 1998 года президент России Борис Ельцин ответил на вопрос о возможной девальвации рубля. «Это все просчитано, каждые сутки проводится эта работа и контроль, каждые сутки», — заверил глава государства. Через три дня был объявлен дефолт — правительство отказалось погашать внешние долги. На этом фоне курс национальной валюты резко пошел вниз. 15 августа доллар стоил 6,3 рубля, 1 сентября — 9,3 рубля. 9 сентября доллар ушел за 20 рублей.

Разыгрывающаяся в наши дни ситуация отдаленно напоминает далекую осень 98-го. Разумеется, сегодня финансово-экономические показатели гораздо лучше. России не грозит дефолт — объем внешнего госдолга равен 50,1 миллиарда долларов при золотовалютных резервах в 371,6 миллиарда. Но есть проблемы с казной.

Федеральный бюджет на 2016 год сверстан с дефицитом в 2,4 триллиона рублей. Принимался он с верой в то, что нефть Urals будет стоить в среднем 50 долларов за баррель. При среднегодовой цене в 40 долларов за бочку разрыв между доходами и расходами увеличится до 3,9 триллиона рублей, подсчитали в Минэкономразвития.

Дефицитные десятые

Для покрытия бюджетного дефицита используется Резервный фонд. Вся загвоздка в том, что он не бесконечный. За год финансовая подушка безопасности похудела на 36 процентов — до 3,7 триллиона рублей.

Альтернативный способ получить деньги — ослабить рубль. Плавная девальвация позволяет сгладить негативный эффект от падения нефтяных котировок. Логика тут проста: углеводороды продаются за доллары; чем дороже американская валюта — тем больше рублей получит казна.

И вот 10 февраля агентство Reuters со ссылкой на осведомленные источники сообщает о том, что правительство обсуждает эту идею. Пресс-секретарь премьер-министра Наталья Тимакова назвала информацию о подготовке девальвации «полной ерундой». Минфин и Центробанк выступили единым фронтом — они подчеркнули, что не собираются влиять на движения валютных курсов.

Между тем у него не так уж много пространства для маневра. Сокращение дефицита, адаптация бюджета к текущей экономической ситуации — ключевые задачи правительства, подчеркивал министр финансов Антон Силуанов. Иначе, предупредил чиновник, мы можем вернуться в 1998 год — вся тяжесть экономических проблем ляжет на население. Чтобы свести концы с концами, можно «проесть» Резервный фонд, занять денег за рубежом, поднять налоги, распродать казенное имущество или девальвировать рубль. Еще неизвестно, что хуже.

Туманные двадцатые

К 2018 году Россия останется без денежной подушки безопасности В будущем государству так или иначе придется разбираться с проблемой дефицита бюджета. Возможно, с помощью такого финансового инструмента, как девальвация. Впрочем, опрошенные  эксперты считают, что власти уже пошли на обвал рубля и вряд ли смогут ослаблять его дальше.

«По сути правительство решилось на девальвацию с того момента, как отпустило рубль в свободное плавание. При текущей стоимости нефти для бюджета нужен курс доллара не менее 90, а то и 100 рублей», — комментирует старший аналитик инвестиционной компании «Велес Капитал» Юрий Кравченко. Но при такой стоимости американской валюты риски, связанные с инфляцией, из-за настроений банковских клиентов могут перейти в социальную плоскость, предупреждает он. «Кроме того, при падении нефтяных цен до 10-20 долларов за баррель девальвация уже не поможет», — добавляет Юрий Кравченко.

По мнению макроаналитика Райффайзенбанка Марии Помельниковой, при сохранении котировок на уровне 30 долларов за баррель до конца года курс американской валюты достигнет 90 рублей. Таким образом, за бочку нефти будут давать 2700 рублей — с учетом мер экономии (секвестр на 10 процентов) этого достаточно, чтобы Резервный фонд не иссяк в 2016 году. «Сильная девальвация рубля нежелательна ни при каком сценарии. Если доллар превысит отметку в 100 рублей, возникнут риски для финансовой стабильности и разгона инфляции, а это как раз то, чего ЦБ всеми силами стремится избежать», — говорит М.Помельникова. Рост цен опасен и для Минфина, отмечает она: ведомству Антона Силуанова придется дополнительно индексировать социальные выплаты и переоценивать другие расходы. Несколько улучшить состояние доходов бюджета могло бы умеренное ослабление рубля. «Но в условиях текущей цены на нефть российская валюта и так со временем опустится до 85 рублей за доллар, если не больше», — полагает эксперт.

Ранее, в середине января, Bank of America опубликовал прогноз, согласно которому для сбалансированного (доходы равны расходам) исполнения федерального бюджета доллар должен стоить 210 рублей при средней цене на нефть в 25 долларов за баррель. Для сохранения дефицита на текущем уровне — 3 процента ВВП — курс необходимо поднять до 140 рублей. Важно отметить, что в прогнозе допускается только использование девальвации. Иные источники финансирования — тот же Резервный фонд или приватизация — оставлены за скобками. В ближайшее время правительство, скорее всего, задействует не девальвацию, а другие способы пополнения казны.

«Для борьбы с дефицитом бюджета придется сочетать целый ряд мер: повышать собираемость налогов, сокращать несоциальные расходы и наращивать госдолг. Их придется использовать осторожно, учитывая мнение населения и бизнеса», — считает Юрий Кравченко из «Велес Капитал».

О том, что власти постараются избежать осознанного ослабления национальной валюты, говорит и позиция председателя ЦБ Эльвиры Набиуллиной. Она, наоборот, ратует за стабильный рубль. 11 февраля на встрече с банкирами в подмосковном пансионате «Бор» глава регулятора назвала три события, после которых его волатильность снизится.

Во-первых, это интервенции — проще говоря, продажа долларов из золотовалютных резервов на рынок. Но Банк России перестал их проводить, когда отпустил рубль в свободное плавание. В последний раз ЦБ выходил с интервенциями в июле 2015 года. При этом регулятор не продавал доллары, а покупал их (160 миллионов для пополнения резервов; сумма маленькая, так как Банк России опасался сильного влияния на курсы).

Во-вторых, рост цен на нефть. Тут прогнозы диаметрально противоположные: от падения до 30 долларов и ниже до роста к 70 долларам за баррель. В рисковом сценарии ЦБ прописаны 25 долларов.

 «Третий, и, на мой взгляд, самый правильный, сценарий — диверсификация экономики», — заявила Э.Набиуллина. Если Россия будет меньше зависеть от нефти, то и рубль перестанет скакать при каждом колебании сырьевых цен, пояснила она.

Идея необходимости диверсификации продвигается с высоких трибун уже давно, как минимум с 2008 года. Излечение от «голландской болезни» — процесс долгий и местами мучительный. Чем хуже ситуация на нефтяном рынке, тем чаще звучат призывы к развитию не добывающих секторов, а других отраслей — сельского хозяйства, обрабатывающей промышленности, машиностроения, электроники и так далее.

В свежем интервью немецкой газете Handelsblatt премьер-министр Дмитрий Медведев признал, что российскую экономику невозможно было изменить за последние 15 лет. «Она создавалась 50-60 лет. Это не делается таким образом, а тем более в период, когда мы переживаем по сути два кризиса», — посетовал он. Чуть раньше Д.Медведев порадовался падению цен на нефть. Он предупредил, что при нефти за 140 долларов «все опять расслабятся» и реформы провести не удастся. Нам же остается надеяться на то, что котировки останутся на низких уровнях, — только тогда у власти будет реальный стимул для повышения экономической эффективности. И только тогда стабильность рубля будет обеспечена именно сильной экономикой, а не капризным рынком энергоносителей.

КОММЕНТАРИЙ:

Впервые с 1998 года расходы граждан России превысили доходы. По данным Росстата, разница по итогам прошлого года составила 418 миллиардов рублей. Это отражает специфическую психологию россиян: если в других странах в кризис люди резко сокращают расходы, у нас стараются купить как можно больше про запас, в том числе и в долг.

Приходится признать, что поведение россиян в прошлом году было нерациональным и продолжает оставаться таким по сей день. Согласно данным Росстата, реальные располагаемые денежные доходы граждан в июне снизились на 3,5 процента в годовом выражении, а средняя зарплата в реальном исчислении упала за год на 7,2 процента. Потребление, конечно, также снизилось — на 8 процентов в первом полугодии.

В целом за 2015 год зарплаты в реальном выражении упали на 9,5 процента, а реальные располагаемые доходы, то есть то, что остается после всех обязательных выплат и с учетом инфляции, — на четыре процента.

При этом граждане активно занимали деньги в банках. Так, например, по словам главы ВТБ24 Михаила Задорнова, банк увеличил выдачу потребительских кредитов в январе почти вдвое — на 300 миллионов рублей. Причем рост кредитного портфеля, по словам Задорнова, наблюдается и в других банках. Значит, вместо того, чтобы резко сокращать расходы и гасить долги перед лицом надвигающегося кризиса, люди, наоборот, активно занимают средства.

Еще любопытнее, что взятые в кредит под немалые проценты деньги идут на приобретение товаров ширпотреба. То есть, если в советское время народ, предчувствуя тяжелые времена, запасался мылом и спичками, то теперь население старается обеспечить себя более дорогостоящими товарами.

Чем это объяснить? Вариантов немного. Граждане либо полагают, что нефть снова подорожает и их доходы увеличатся, либо спешат быстрее «отовариться», пока цены не выросли еще сильнее. Над тем, как рассчитываться по долгам, видимо, решили подумать позже.

Объем денежной массы в России постепенно съеживается. Это определяется с одной стороны профицитом торгового баланса, то есть разницей между экспортом российских товаров и импортом зарубежных, а с другой — объемом золотовалютных резервов. Внешнеторговое сальдо по итогам 2015 года хотя и было положительным, но сократилось по сравнению с 2014 годом на 23 процента.

Получается, что при меньших доходах потребитель не в состоянии быстро изменить свое поведение и зачастую действует по инерции. Так можно жить еще какое-то время, пока у людей есть сбережения. Они, кстати, выросли в прошлом году в 1,5 раза. Накопления (без учета валютных депозитов и наличности в иностранной валюте) на 1 января 2016 года, по данным Росстата, составили 23,9 триллиона рублей, увеличившись почти на 15 процентов по сравнению с показателем годовой давности (20,9 триллиона рублей).

Однако в ближайшие полгода запасы иссякнут и расходы неизбежно придется сокращать. Последний раз резкое сокращение потребительских расходов наблюдалось в 1998 году. В следующий кризис 2008-2009 годов такого падения не отмечалось. Нынешняя ситуация с превышением трат над доходами опасна тем, что людям придется менять свое поведение резко. Скорее всего, многие из заемщиков банков столкнутся с проблемами, а это резко ухудшит ситуацию в финансовом секторе.

Ситуация с валютными ипотечниками весьма трагична, но этих людей мало по сравнению с общим количеством заемщиков, и доля их займов незначительна в общем объеме банковских портфелей. Поэтому их печальная история не стала общенациональной проблемой. Но жизнь в долг чревата и для клиентов, взявших ипотечные кредиты в рублях. Задолженность по ипотеке достигает 3 триллионов 473 миллиардов рублей и касается почти четырех миллионов граждан.

Наименее реальной перспективой следует считать подорожание нефти. На сырьевой рынок выходит Иран, готовый к демпингу и полный решимости отвоевать утраченные некогда позиции, так что о дорогой нефти лучше забыть. Другие экспортеры с себестоимостью добычи гораздо меньшей, чем в России, также не намерены уступать место на рынке. Кроме того, Соединенные Штаты сократили импорт черного золота, соответственно, высвободившиеся объемы предлагаемой нефти займут другие рынки в Европе и Азии. В общем, возвращение цен на нефть на какой-то приемлемый для российского бюджета уровень — не просто маловероятный, а невозможный сценарий.

Но есть и другая опция, не зависящая от колебаний цен на капризных сырьевых рынках. Тут все в руках российского правительства. Речь о сокращении непроизводительных расходов бюджета, прежде всего — на военно-промышленный комплекс. Высвободившиеся ресурсы можно было бы направить на смягчение резкого сокращения потребления. То есть доходы казны следует перераспределить от хозяйствующих субъектов в пользу домохозяйств. Здесь есть риск роста инфляции, но если этого не сделать, последствия не заставят себя ждать.

В федеральном бюджете-2016 доходная часть запланирована в размере 13,7 триллиона рублей, а расходная — 16,1 триллиона рублей, дефицит — 3 процента ВВП. Причем бюджет рассчитан из среднегодовой цены на нефть в 50 долларов за баррель. Согласно Минфину, 70 процентов расходов, или 11,3 триллиона рублей, вообще не подлежат сокращению. Но это только без учета «закрытой части», включающей в том числе оборонные расходы.

Однако сокращение оборонки пока не предусматривается — в том числе и потому, что резко поменять политику за полгода вряд ли получится. Поэтому сценарий перераспределения бюджетных доходов хотя и возможен, но крайне маловероятен. Значит, в конце лета — начале осени в стране весьма вероятен всплеск инфляции, гораздо более серьезный обвал рубля и дальнейшее ухудшение общего положения.

Источник: ЛентаРУ

Календарь новостей

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  
Поиск по новостям
© 2006 — 2007 Институт экономики Уральского отделения Российской академии наук

г. Екатеринбург
ул. Московская, д. 29

+7 (343) 371-45-36